Очень горький Горький et cetera

0
695

Сергей Афанасьев поставил горького Горького и открыл двери молодым режиссерам

ГОРОДСКОЙ драматический театр под руководством Сергея Афанасьева не только представил первую премьеру сезона, но и рассказал о творческих планах. Высокохудожественный забег на годовую дистанцию начался с «Вассы Железновой» в постановке худрука, продолжится спектаклями молодых режиссеров-дипломников, а закончится сентиментальным высказыванием на вечные темы. Половина названий держится в секрете, ибо «то, что объявлено сегодня, завтра может утратить свою актуальность».

«Васса Железнова» вышла на сцену Городского драматического театра в последних числах августа. Режиссер спектакля Сергей Афанасьев признается, что огромный объем работы был выполнен в самые короткие сроки: «Эта премьера вынашивалась в недрах театра много лет. Попытки приступить к работе над текстом были, но социально-политическая ситуация в стране не востребовала эту пьесу. А сейчас произведение Горького вырвалось наружу, как ядерный заряд. В мае мы провели застольный период. 6 августа вышли на работу. И уже к концу лета — очень быстро — родился спектакль. Видимо, потому что в городе и стране очень хорошо оказалась подготовлена социальная почва».

Выбор названия Сергей Афанасьев аргументирует не привязкой к красивой дате (в этом году Россия официально отмечает 150-летие со дня рождения Максима Горького), но исключительно духовной потребностью. «Просто Горький — один из ярчайших и острейших представителей русской классики, — поясняет режиссер. — Он не сатирик. Он взрывной, глубинного действия драматург. Чехов сейчас, кажется, уже немного подустал, а за Горького, думаю, сейчас возьмутся активно. При этом у всех Горький будет разный. У нас, например, Горький очень горький, а в других театрах он может быть другим — и сладким, и кислым. Все зависит от того, что режиссер находит в материале. Еще, как мне кажется, большую роль играет сочетание букв в его фамилии. Вот Пешкова бы сейчас не стали ставить, а Горький — совсем другое дело. Сегодня такое грозное, рычащее сочетание звуков притягивает и привлекает».

Привлекает режиссера Афанасьева и возможность поработать с проверенной командой. Художественное оформление спектакля осуществил Владимир Фатеев, костюмы придумала Олеся Беселия, хормейстерами выступили Георгий Ефимов и Игорь Тюваев. Единственным новым человеком в творческой группе спектакля оказалась исполнительница заглавной роли — Анастасия Неупокоева. Именно ее ученические работы (Анастасия — профессиональная актриса, а сейчас получает режиссерское образование) и подвигли мастера на постановку спектакля о печальной судьбе несгибаемой пароходовладелицы.

«Никаких инноваций в спектакле нет, кроме одной — внимательное прочтение горьковского текста, — говорит Сергей Афанасьев. — Сейчас на театре это самое немодное и неинтересное направление — читать пьесы. Тем более разрабатывать характеры и персонажи. Сейчас в способе актерского существования популярна так называемая «ноль-позиция»: ничего не играть, только выполнять режиссерские задачи. Наш спектакль поставлен в лучших традициях русского психологического театра. Все свои усилия и всю свою энергию мы направили на разработку характеров, событийного ряда пьесы, интриг, взаимоотношений, конфликтов, столкновений. Не обошлось без некоторого хулиганства по отношению к пьесе. Но поверьте, это хулиганство только выглядит как хулиганство, а на самом деле все, что мы делаем на сцене, все это прочитано в пьесе. И я это могу это доказать».

Репетиция следующей премьеры начнется в сентябре. Молодой новосибирский режиссер Дарья Догадова поставит спектакль «Под одной крышей» по одноименной пьесе Людмилы Разумовской. Далее за режиссерский пульт встанут студентки режиссерского курса НГТИ Джемма Аветисян и Кристина Звыкова. «Эти работы относятся к другой деятельности театра — к помощи нашим дипломникам — выпускникам режиссерского факультета Новосибирского театрального института, — объясняет Сергей Афанасьев. — Те, кто интересуется театром, имена этих постановщиков уже слышали, но на профессиональную сцену они со своими работами выйдут впервые».

Пополнением детского репертуара на сцене Городского драматического займутся также ученицы Сергея Афанасьева — Анна Зуева и Дарья Супрунова. Девушки уже имеют за плечами режиссерский стаж и остановят свое внимание на сказках. «Сказка есть сказка, — подчеркивает художественный руководитель ГДТ. — Название пока не выбрано. Но кто-то в сапогах или короне обязательно выйдет на сцену и начнет веселить и развлекать наших детей. Мы очень любим детей. И нежно и бережно к ним относимся. У нас сильный детский репертуар. Он поставлен как для взрослых, только лучше. Именно с таким подходом мы играем наши детские спектакли. И делают это артисты нашего театра с огромным удовольствием. Детей сейчас принято удивлять зрелищем, а мы идем архаичным путем — и продолжаем удивлять публику артистами».

Во второй половине сезона к репетициям спектакля приступит сам Сергей Афанасьев. Выбор мастера пал на философско-поэтический киносценарий Евгения Григорьева «Романс о влюбленных». «Многие знают это произведение по фильму Андрея Кончаловского, — рассказывает режиссер. — Этот фильм не оставляет меня в покое уже много десятилетий. Он снят в середине 1970-х, в пору моей юности, и, как мне кажется, сегодня грех не напомнить современному зрителю о том, что человек за последние пятьдесят тысяч лет не изменился. И страсти, которые им управляют, остаются теми же, как и отношения. Меняются только технологии, ситуации, обстоятельства, условия и качество жизни. Но, в принципе, люди как любили, так и любят. Как ненавидели, так и ненавидят. Какими бы айтишными терминами они эти чувства ни прикрывали, все равно природа человека создана в рамках совершенства и чувственно развиваться может только в глубину. Качественно она уже не изменится никогда, независимо от количества полов, официально зарегистрированных в реестрах той или иной страны».

Сценарий к кинофильму написан белым стихом, однако работа с поэтической формой у режиссера особых сложностей не вызывает. «Ничего сверхвычурного здесь не надо, — уверен Сергей Афанасьев. — Надо просто внимательно и уважительно отнестись к автору. Чем меньше отсебятины, тем больше искусства. Состояние сегодняшней труппы и понимание тех проблем, которые рассматриваются в тексте, позволяют нам приступить к работе над киносценарием. «Романс о влюбленных» не только про любовь мальчика к девочке, но и про любовь к друзьям, семье, людям своего двора, Родине. Как бы ни было немодно и даже неприлично сейчас произносить словосочетание «любовь к Родине», без этих слов ни один человек не живет. У кого-то в позитивном смысле, у кого-то в негативном, но именно любовь к тому месту, где ты родился, к отеческим гробам, к стране, которой ты благодарен или нет, провоцирует появление чувств. Мы можем быть недовольны своими детьми, но это наши дети. Мы можем втайне мечтать, чтобы у нас были другие родители, но других родителей у нас нет. Поэтому мы генетически и психологически связаны с ними. Мы есть воплощение их — и никуда от этого не денемся. Все рождается от одного — отношения мамы к ребенку и ребенка к маме. Если это существует — значит, дальше все будет нормально. Если цепь разрывается — значит, дальше жди сломов, катаклизмов, непредсказуемых катастроф. Вот «Романс о влюбленных» об этом».

Все премьеры и старые спектакли репертуара труппе Городского драматического театра по-прежнему придется играть в полуподвальном помещении на Вокзальной магистрали. Вопрос с получением нового здания (градоначальник пообещал передать труппе Сергея Афанасьева отреставрированное здание бывшего кинотеатра «Пионер») за лето с мертвой точки не сдвинулся. «Тема помещений для театрального института и нашего театра истерта и затоптана, — констатирует режиссер. — Все говорено-переговорено. Кто-то не знает этих проблем? Все всё знают. Ответ один: «Скажите спасибо, что так». Я понимаю, что, сидя в подвале, ты ничего не добьешься. И уже разослал во все инстанции проект реконструкции здания для размещения театра и института. Всем инстанциям надоел. Пока все только соглашаются, что надо решать. И мы живем надеждами. Вот в этом году пытались получить грант, но нам его не дали. Была шальная волна, когда мы получили на постановку «Ревизора» восемь миллионов. Прелесть было что такое! Но на самом деле волею судеб мы работаем в эстетике бедного театра. А для того чтобы театр сохранился, я считаю, надо двигаться только в этом направлении. Ничто не должно мешать артисту проявлять его талант. Чем больше спецэффектов на сцене, тем меньше времени и сил у зрителя остается на артистов».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Фото Евгении БУТОРИНОЙ

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments