Первая волна «Хаоса»

0
514

Шесть тысяч зрителей стали свидетелями «Хаоса», перевернувшего новосибирский театральный мир. 

НОВОСИБИРСК никогда не будет прежним — именно с этого стоит начать разговор о Первом Международном фестивале актуального театра «Хаос», что проходил на площадках города с 15 по 29 октября. И за эти словами не будет ни пафоса, ни сотрясения воздуха, ни досадных умолчаний. Тотальное пятнадцатидневное погружение в мир современной театральной культуры, конвенциональной и дерзновенной, документально-концептуальной и литературно-постдраматической, вписанной в репертуар и расцветшей за пределами официальной сцены. Не только ярмарка талантов и клуб по интересам, на который слетелись специалисты со всей страны, из ближнего и дальнего зарубежья, но индикатор общественного резонанса, плодотворный диалог теории и практики, художника и зрителя, стереотипов и новаторства.

«Хаос» — это новый международный театральный фестиваль, афиша которого была составлена исключительно из спектаклей, представляющих современное актуальное искусство. Команда форума поставила перед собой непростую задачу: познакомить зрителей с театрами, работающими в принципиально разных художественных и организационных системах — государственных и независимых, а также связывающих себя с идеями contemporary art. И не мановением волшебной палочки в столицу Сибири нагрянули театры — «Практика», «Гоголь-центр», «Приют комедианта», «Балтийский дом», «Угол», «Тру», post, Teatr Ludowy, Staatsschauspiel, Klockriketeatern. Концепция фестиваля предполагала максимальное вовлечение пространства города в театральную игру, и, как показывают цифры, поставленные цели выполнить удалось. Еще до официального старта «Хаос» представил 5 самостоятельных превью-проектов, 1 передвижную инсталляцию и 1 уличный арт-объект, соединившие театр, науку, современное визуальное искусство, цифровые технологии, фитнес, музыку и культуру повседневности. Количество приглашенных участников основной программы фестиваля составило 250 человек. Более 6000 новосибирцев и гостей посмотрели 13 спектаклей из России, Польши, Германии и Финляндии. В рамках фестиваля прошло 5 встреч в формате public talk, 2 публичные лекции и 11 открытых обсуждений спектаклей со зрителями. Во всех образовательно-просветительских форматах работали 16 театральных критиков и экспертов из разных уголков мира.

За время работы и подготовки «Хаоса» фестивальная карта пополнилась самыми неожиданными локациями. Участники и зрители освоили торговые центры (к примеру, «МЕГА» стала площадкой для перформансов и инсталляций, а интерьеры магазина ИКЕА послужили декорацией для проекта «Эволюция красоты»), побывали в коворингах и лекториях, посетили лофты и бары. Однако главной площадкой фестиваля стал новосибирский «Старый дом» — не только как устроитель «Хаоса», но и как театр, который «более десяти лет последовательно и программно реализует художественные проекты, открывающие новые тексты и альтернативные театральные методы создания спектакля». Предваряющий фестивальную программу шоукейс лучших спектаклей «Старого дома» для театральных критиков и интендантов из зарубежья позволил труппе в дальнейшем представлять новосибирское театральное искусство в Финляндии и Китае.

«Я ПОСМОТРЕЛ спектакли новосибирского театра, и все они отличные, — заявил генеральный менеджер пекинской культурной организации КуаньЮ и продюсер пекинского Международного фестиваля комедии Хантер Гао Вэй. — В одном из спектаклей я не понимал ни слова, но смотрел на великолепную игру актеров и слушал замечательную музыку. И смог почувствовать всю силу и страсть этого спектакля. И также видел, как зрители вставали и очень сильно аплодировали. Все это указывает на то, что спектакли были отобраны тщательным образом. В Пекине работает более 130 профессиональных театров, 80 процентов коллективов дает спектакли каждый вечер. Это результат того, что наше правительство стало вкладывать больше денег в создание культурной среды. В Пекине каждый год проводится множество фестивалей. Количество зрителей растет. Особенно молодых. И я наблюдаю за тем, как у них возрастает интерес к зарубежным спектаклям. Сотрудничество с театрами из других стран может серьезно укрепить наше взаимопонимание».

Содействие установлению контактов на уровне «театр — публика» оказал и зрительский клуб — ноу-хау фестиваля «Хаос». Под руководством театрального критика из Санкт-Петербурга Жанны Зарецкой участники проекта слушали лекции, обсуждали опыт позитивного и негативного восприятия театра в своей жизни, смотрели и анализировали фестивальные спектакли, писали доклады и выступали с ними на специальной конференции, а в финале создали «Манифест современного зрителя». Быть современным зрителем, согласно новорожденному документу, среди прочего означает быть открытым для восприятия всего нового и непонятного. Не навязывать свои правила игры, а принимать предложенные режиссером и актерами. Стремиться вступить со спектаклем в диалог и приготовиться не к отдыху, но к трудной работе. Как можно больше узнавать о современном театре и не отчаиваться, если коммуникации не случилось. Не ждать от театра ответов, а в процессе спектакля задаваться вопросами и искать на них ответы самому. Не занимать потребительскую позицию, а становиться соавтором и соучастником спектакля. Знать, что у хорошего режиссера все приемы и формы, включая «обнаженную натуру», не для эпатажа и раздражения публики — они всегда оправданны художественно.

Борьба с границами восприятия развернулась не на шутку при знакомстве с международной программой «Хаоса». Всего было представлено три спектакля, созданных зарубежными труппами: «Фрекен Жюли» Народного театра из Кракова, «Униженные и оскорбленные» Королевского драматического театра Дрездена и «Марат/Сад» объединенной группы артистов из Финляндии и Швеции. Однако не все из представленных работ совпали с ожиданиями зрительской аудитории. Так, немецкая интерпретация романа Достоевского «Униженные и оскорбленные», вдохновившего режиссера Себастиана Хартманна на откровенный и эмоционально зашкаливающий разговор о природе творчества, предсказуемо вступила в противоречие с некогда генеральной линией лакированной и набриолиненной разрешенными страстями классики, адепты которой ретировались задолго до финала 2,5-часового спектакля. Жаль. Оставшись на обсуждение, все несогласные могли бы узнать, что крики «руки прочь от классиков!» в данном случае бессмысленны и напрасны, ибо никакой пощечины общественному вкусу не было. Творческая группа спектакля попыталась «вскрыть» внутренние противоречия писателя Достоевского, нашедшие отражение в его произведениях. «Я ненавижу натуралистический театр, — признается режиссер спектакля Себастиан Хартманн. — Мне некомфортно, если кто-то на сцене делает вид, что он кто-то другой. Нужно найти свое собственное отношение к Достоевскому. Это глубокий автор. В своих произведениях он собирает человеческие души и судьбы, но очень часто находит пороки и конфликты в себе. Глубочайшие чувства, эмоции, эксцессы, в которые погружен писатель, интересны современному театру. Мучения, расстройства психики, мании, преследующие Достоевского, скрываются под внешним сюжетом его романов. Бесконечная честность между строк провоцирует режиссера и артистов на столь же честный разговор со зрителем. Мы не знаем, откуда мы и куда мы идем. Сколько имеем власти над собой и над другими. Как мы воздействуем на окружающих нас людей? Несем мы добро или зло? Как можно общаться через искусство и каким образом должен строиться этот разговор? Достоевский оставляет художнику пространство для размышления. И мы в этой свободе следуем за ним».

Свобода в искусстве — вот ключевой постулат фестиваля «Хаос», позволившего новосибирской публике соприкоснуться, понять и принять самые разнообразные формы, направления, жанры, модели, форматы, языки, идеи, высказывания и принципы современного театра. Российская программа форума не просто порадовала именами, хотя понятно, что получить «свежую» премьеру Константина Богомолова (спектакль «Преступление и наказание», петербургский театр «Приют комедианта»), четыре года держащийся в топе спектакль «Чапаев и пустота» режиссера Максима Диденко (московский театр «Практика») или сразу две работы главного российского концептуалиста Дмитрия Волкострелова («Хорошо темперированные грамоты» и «Диджей Павел») — дорогого стоит. Но позволила, так сказать, не выходя из дома очутиться в гуще театральных событий, в точке соединения «различных творческих сил, мировоззрений, культурных традиций, исторического, социального, художественного и этического бэкграунда», кожей ощутить фантастическое разнообразие миров, которые «здесь и сейчас» создают театральные художники. И совершенно не имеет значения, происходили ли эти встречи-открытия в рамках традиционной сцены-коробки или в перформативном формате «непосредственного переживания реальности» в принципиально нетеатральном пространстве. Пересказывали ли вы своими словами новгородские берестяные грамоты или внимали текст Достоевского. Ловили каждый шорох виниловой пластинки или без удержу хохотали под медь коммунального оркестра. Заметили ли исчезновение линии рампы или не преодолели формальных установок. Это был содержательный разговор о существе самого театра, чрезвычайно любопытное исследование его границ. «Что касается границ театра и современного искусства, то здесь есть, конечно, ряд различий, но очевидно, что в современном мире все сильно переплетается и взаимодействует, что порой непонятно, на какой территории ты находишься. Как поет один певец: «Все переплетено». То, чем мы занимаемся, находится на территории театра», — резюмирует режиссер Дмитрий Волкострелов. А раз так, то the show must go on — ждем через два года возвращения «Хаоса».

Юлия ЩЕТКОВА, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.