Прекрасная «Золушка» музыкального августа

0
523

В прошедшие выходные в городе завершился очередной «Белый фестиваль», удививший публику китайским дефиле. 

«Белый фестиваль» хорош еще и тем, что он под завершение сезона позволяет постоянным слушателям встретиться еще раз уже во время летних каникул, услышать гул концертного зала, ощутить легкое волнение в ожидании концерта. Но главное в том, что «Белый фестиваль» хорош сам по себе. Не изменяя традиции, 8 августа он вновь открылся музыкой великого Баха — одну из вершин его творчества, сложнейшие «Гольдберг-вариации» (правда, в очень сокращенном варианте), Филармонический камерный оркестр исполнил в самом начале.

Но все же фаворитом оркестровой части программы стал, конечно же, квартет Л. Бетховена в оркестровке Г. Малера (ох, какой мощный дуэт — Бетховен и Малер!).

Квартет относительно небольшой по времени, но в нем нашли отражение, пожалуй, все грани творчества великого композитора. Героико-патетические мотивы дирижер Шахмаметьев старался сделать еще более рельефными, отчего контраст с лирическими эпизодами только усиливался, и эта энергетика передалась залу.

Замечательной оказалась и вторая часть — обнаженно- романтическая. Бетховен, конечно, был узнаваем, но местами как бы непредсказуем — так, в общем-то, и должна исполняться его музыка, в которой динамические и эмоциональные контрасты являют собой главную драматургическую доминанту.

Как говорится, тема была раскрыта, и сделано это было очень изящно! Я очень доволен игрой Юлии Рубиной в «Гольдберг-вариациях», но ядром концерта все же стала новая «ипостась» любимца публики виолончелиста Александра Князева, который после освоения органа (вспомните его серию абонементных органных концертов, выступление с Вадимом Репиным) в этот раз демонстрировал игру на фортепиано.

Князев остался Князевым. Душу музыканта не спрячешь ни за каким новым инструментом, к тому же виолончелист остается виолончелистом, даже сидя за роялем. Я специально устроился в первом ряду, чтобы внимательнее проследить за манерой игры мастера: мощные плечи и руки немного по-медвежьи нависали над клавиатурой, как будто исполнитель пытался ее обнять, да и все движения казались какими-то «виолончелистскими».

Публика осталась очень довольна исполнением 13-го и 14-го концертов Моцарта, так что Александр на бис исполнил одну из частей. Некоторые зрители до сих пор гадают, зачем одному из лучших музыкантов мира, который прекрасно исполняет весь виолончельный репертуар, осваивать новый инструмент. Трудно ответить за самого мастера, но мне кажется, что именно из-за ограниченности этого репертуара он и стал осваивать клавиши, в том числе чтобы исполнять произведения любимого им Баха. Ведь в какой-то момент скучно становится и большим музыкантам.

Словом, открытие удалось!

9 августа концерт начался увертюрой к опере Моцарта «Свадьба Фигаро». Если вспомнить, что комедия Бомарше называется «Безумный день, или Женитьба Фигаро», то надо признать, что трактовка увертюры в этот вечер очень кстати напоминала именно «безумный день»: в чрезвычайно быстром темпе музыканты исполнили это всемирно известное произведение столь искрометно, что казалось, будто и дальше время будет бежать в два раза быстрее. Не тут-то было! Вслед за увертюрой нас погрузила в размышления о вечном ария из «Страстей по Матфею» И. -С. Баха. И время тут же потекло совсем по-другому. Замечательное, глубоко осмысленное соло на скрипке в исполнении героини фестиваля Юлии Рубиной перенесло нас из мира светского в мир церковной музыки XVIII века. Молодая меццо-сопрано Вероника Токарева не везде точно подражала тематическим интонациям скрипки, но от этого ее пение лишь приобретало нужную импровизационность. Обладая красивым тембром и артистической статью, Вероника буквально с первых нот завоевала внимание зала, и надо сказать, что сочетание ее голоса и скрипки стало одним из главных открытий этого вечера. Вслед за Бахом вновь Моцарт — снова «Свадьба Фигаро», но на сей раз ария Графа. Баритон Сергей Майданов — зрелый артист, и если в первом отделении он блистал своим комедийным дарованием (и это выглядело более чем убедительно), то в дальнейшем (в «Каватине Алеко» Рахманинова и в его же романсе «Христос Воскрес!») Майданов поразил публику глубоким драматическим тембром, передав залу самую суть этих произведений: тут и боль, и глубокая душевная рана, и протест, и осуждение. От звучавших в первом отделении комедийных тонов не осталось и следа, а ведь такие перевоплощения певцу удается делать в формате небольших номеров, на микроотрезках времени. Такому мастеру, возможно, немного не хватает некоего «столичного лоска» — но это дело наживное, ведь куда досаднее наблюдать этот самый «столичный лоск», когда под ним не кроется ничего достойного внимания. Искусное владение голосом в полной мере проявилось и в исполнении лирических романсов — в каждом из них Майданов был немного другим, интонациями голоса передавая тончайшие эмоции, которые невозможно выразить словами. Кстати, о словах: сидящие рядом зрители с восторгом отмечали очень хорошую дикцию певца.

«Хабанерой» из оперы Бизе «Кармен» вряд ли можно удивить новосибирского слушателя: здесь хорошо помнят не одну выдающуюся Кармен (из совсем недавних — Татьяна Горбунова и Агунда Кулаева), и все они очень разные. В исполнении Вероники Токаревой присутствовал академизм, но где-то не хватало театральности, хотя этот дефицит удачно восполнился мизансценой с дирижером. И хотя было заметно, что театрального опыта пока маловато, что Вероника еще стоит на пути к творческой зрелости, нет сомнений: с таким голосом она просто обязана сделать настоящую оперную карьеру.

Оркестром были также исполнены «Гавот» из оперы Моцарта «Идоменей» и увертюра к его же «Дон Жуану». В целом программа была явно выстроена на контрастах, но осталось ощущение цельности подлинно академического концерта, сыгравшего совершенно разные по характеру и задачам первое и второе отделения, к тому же при участии двух ни в чем не похожих друг на друга вокалистов.

Завершающий концерт фестиваля прошел 10 августа и подтвердил его непредсказуемость и изрядную выдумку организаторов. Он начался с демонстрации новой китайской моды, причем к показу моделей под одобрительный гомон публики были привлечены и девушки из камерного оркестра, которые, как заправские модели, дефилировали по залу. Приятным было и то, что организаторы не ограничились просто показом мод, но и продемонстрировали — пусть понемногу — несколько направлений развития традиционной национальной китайской культуры: искусства каллиграфии, ушу, китайского традиционного танца из репертуара Пекинской оперы.

Все это действо пролетело легко и непринужденно. Особо хотелось бы выделить ведущую шоу Наталию Миллер, создавшую атмосферу теплоты и дружелюбности.

Так получилось, что первое действие как бы подготовило зрителей ко второму, ожидаемому с первого дня фестиваля. И вот к занявшему свои привычные места оркестру вышел наш земляк Евгений Новиков, обучающийся в специализированной музыкальной школе у именитого саксофониста Андрея Турыгина. Хорошая базовая подготовка, получившая развитие в Европе у целого ряда известных педагогов, позволила Евгению творить подлинные чудеса с его инструментом.

Для зрителя было полной неожиданностью, когда он начал свое выступление не с заявленной работы Гия Канчели, а с музыки Жан-Дени Миша, французского музыканта и композитора. Два фрагмента из его Songbook («Книги песен») показали возможности Евгения как музыканта и познакомили нас с творчеством интересного современного автора, музыка которого театральна, атмосферна и ярка. Импровизация включала в себя современные приемы игры на инструменте, представляя нам необычную палитру выразительных средств с чередованием острых ритмов африканских и латиноамериканских этнических мелодий. Словом, Евгений Новиков подтвердил мнение педагога Андрея Турыгина о том, что он прекрасный исполнитель современной музыки и обладает особым мастерством в ее исполнении. И это, кстати, сразу подчеркивает его приверженность европейской традиции.

Сегодня я не берусь утверждать, что центральное место в программе заняло именно сочинение Канчели (версия для саксофона в России была исполнена впервые), скорее, эти две работы дополняли друг друга, но, признаться, слушая «Ночные молитвы», я временами переставал дышать. Мистически премьера работы Канчели совпала с его днем рождения, композитору исполнилось 84 года — он вернулся в родную Грузию и, как говорят, проходит там лечение в одной из клиник.

Наверное, в тот вечер можно было больше ничего и не исполнять, зрители и так были эмоционально пресыщены. Но были еще и Астор Пьяццолла, и даже Бах, исполнением которого Евгений продемонстрировал, что и классика ему не чужда.

Ну а в заключение хотелось бы повторить очевидное. «Белый фестиваль» постепенно, без особой рекламной и административной поддержки, нарабатывает себе устойчивый имидж интереснейшего летнего мероприятия. Конечно, я вижу, чего стоит Алене Болквадзе и Алиму Шахмаметьеву при минимальной финансовой поддержке «вытягивать» этот музыкальный праздник. Да, наверное, и руководству филармонии пора понять, что «Белый фестиваль» — это та Золушка, при участии которой можно превратить скучный августовский месяц в сверкающую сказку.

Александр САВИН, «Новая Сибирь»;

фото Виктора Дмитриева и автора

 

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.