Тонкая красная линия между двумя реальностями

2
735

В арт-центре «Красный» прошло очередное мероприятие в рамках проекта «Лабораториум». 

ПРОЕКТ «Лабораториум» был начат еще год назад, за это время успели обсудить несколько интересных работ. На этот раз в «Красном» коллективному обсуждению подлежал триптих художника Евгения Заремба «Красная лента» — задача для почти трех десятков любителей искусства, пришедших решить своеобразный тест, состояла в следующем: рассмотреть все части триптиха по отдельности, изучить манеру художника и в итоге выяснить, о чем хотел рассказать автор в своем произведении. Хотя куратор проекта Мария Шеверева сформулировала задачу более концептуально, объяснив, что обычно художник существует сам по себе, наносит на холст свои мысли и чувства вдали от галереи, а потом в галерею приходит зритель и пытается — каждый по-своему — воспринять суть созданного произведения. А вот в «Красном» предоставляется уникальная возможность собрать вместе эти три составляющие — художника, зрителя и картину.

Разумеется, в любом произведении искусства каждый видит что-то свое, но с абстрактной  живописью тут дело обстоит еще сложнее. Пусть даже Евгений Заремба не слишком уверен, что его триптих можно назвать абстракцией. «Мои работы понимать не надо», — сказал он однажды в интервью, но теперь на вопрос корреспондента: «Зачем же тогда согласились участвовать в процессе понимания?» — по секрету признался, что просто стало любопытно, никогда еще его картины не анализировала такая толпа народа.

«Толпа народа» состояла в основном из милых и серьезных женщин, поэтому и восприятие оказалось вполне женским. «Это собачья шерсть!» — не слишком усложняя, предположил первый общественный эксперт, после чего оценки и предположения стали постепенно приобретать почти что метафизический оттенок. Перебрали почти все что можно — и «движение природы», и «движение чувств», но в конце концов сошлись на том, что на картине изображена все-таки трава. А вот при чем здесь красная лента — осталось не до конца понятным.

Мария Шеверева напомнила о том, что в эпоху Возрождения в центре искусства всегда находился человек, и лишь после того, как авангардисты разобрали на части все, что было до них, стало возможным изображать просто… траву. А после того как куратор использовал слово «экзистенциальность», Заремба не выдержал и признался, что согласен почти со всеми высказываниями, которые прозвучали. Он ведь интуитивный художник, а «интуиция» — понятие настолько неопределенное…

—  Да, — сказал он, — это действительно трава. Но в то же время это и некие переходы границ — границы света и тени, границы каких-то независимых друг от друга процессов.  Ведь в физике, например, именно в момент перехода предмета в новое состояние и начинается самое интересное.

Таким уровнем абстрактного мышления, как у автора триптиха, кажется, никто в зале не обладал. Даже видавший виды художник Сергей Мосиенко предпочел не рассуждать о такого рода тонкостях и ограничился технической стороной вопроса, рассказав о трудоемкости изготовления многослойной живописи.

В финальной части обсуждения любители прекрасного выслушали короткую лекцию ведущего специалиста художественного музея Ольги Куржуковой, которой удалось внести некоторую ясность в несколько сумбурное обсуждение.

А что касается красной ленты, пересекающей по горизонтали все три части картины, то все сошлись на том, что это символ границы, знак какой-то важной черты: каждый вправе решать, стоит ли заходить за нее. А если стоит, то сможешь ли ты потом вернуться назад?

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото Сергея МОСИЕНКО

Please follow and like us:

2 Комментарии

  1. Спасибо большое за заметку, было интересно прочитать ваше «журналистское» мнение. Просьба в след. раз писать мою фамилию через Р в третьем слоге. Я ШевеРева.

    С уважением, арт-менеджер, куратор Мария Ш.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.