V «Транссибирский» прошел на пятерку

0
867

В Новосибирске завершился грандиозный пятый «Транссибирский арт-фестиваль», концерты которого за двадцать дней посетило около 17 тысяч зрителей. 

На прошлогоднем открытии «Транссибирского арт-фестиваля» не было звезд первой величины, — что, по мнению многих критиков, несколько ослабило общий эмоциональный накал. Первые аккорды нынешнего прозвучали значительно мощнее. Блистательный Кент Нагано начал музыкальный марафон симфонической поэмой Штрауса «Так говорил Заратустра», а вслед за ним градус эмоций на соответствующую международному фестивалю высоту поднял Вадим Репин, солировавший в «Концерте для скрипки с оркестром» Макса Бруха. Завершал первый день фестиваля Константин Лифшиц (виртуозным исполнением «Фантазии для фортепиано, хора и оркестра» Бетховена) и привел зрителей буквально в эмоциональное неистовство: зал долго бисировал, вызывая на сцену раз за разом всю тройку героев дня.

Надо сказать, что в музыкальном мире встречаются и поющие пианисты, и поющие дирижеры, но так, чтобы на одном концерте пели и тот, и другой, — это уникальный случай.

Думаю, что не только я, но и многие другие открыли за эти дни для себя много новых имен. Это и блистательный исполнитель Баха Константин Лифшиц, который преподнес любителям фортепианной музыки трехчасовое музыкальное подношение, а также друзья Вадима Репина: Клара-Джуми Кан (скрипка), Максим Рысанов (альт), обаятельный испанец Пабло Феррандес (виолончель), пианистка Мари Кодама.

Это и удивительный камерный оркестр «Солисты Седжона», основанный музыкантами из Южной Кореи и базирующийся в США, который, похоже, может исполнять на высоком уровне практически любую музыку. Это и Лио Куокман, победитель конкурса имени Светланова, со своей неожиданной трактовкой Чайковского и Бетховена, которые он исполнял невероятно эмоционально, с восторгом и ужасом глядя на взявший бешеный ритм оркестр.

С традиционным успехом была встречена баховская «Месса си минор» с уже знакомой нам интернациональной командой: Мари-Софи Поллак (сопрано), Катрионой Морисон (меццо-сопрано), Яной Петрыка (тенор), Ясуши Хирано (бас), Джереми Джозеф (орган) и дирижером — Ильей Королем. И, конечно же, этот концерт не получился бы столь блестящим без участия камерного оркестра Новосибирской филармонии.

Но самое сильное впечатление на меня произвел патриарх скрипичного исполнительского искусства Гидон Кремер. Благодаря записям этого музыканта я в свое время знакомился с творчеством многих современных композиторов, а тут, услышав его вживую, долго не мог прийти в себя от такой игры.

Надо сказать, что концерт «Сделано в Сибири» явился квинтэссенцией фестиваля, наглядно продемонстрировав, какой путь прошла музыкальная культура Новосибирска за 30 лет. Зрители были в восторге от всего, что слышали: и от «Концерта для скрипки с оркестром», концептуальной работы нашего композитора Андрея Молчанова, с блеском исполненного Антоном Бараховским, и даже от прекрасно знакомой зрителям сюиты из балета Прокофьева «Ромео и Джульетта» в редакции основателя оркестра Арнольда Каца.

Трагические события в Кемерове, произошедшие в разгар фестиваля, изменили его программу. В дни траура по погибшим в Кемерове Вадиму Репину за считанные часы удалось полностью переформатировать очередной концерт. Вот что сказал перед его началом художественный руководитель фестиваля:

— Все эти дни вся страна, каждый человек проживают с болью в сердце и с мыслями о тех, кто погиб в страшной трагедии. Вчера, когда стало известно об объявлении 28 марта в России траура, мы оказались перед сложным выбором и были на грани отмены сегодняшнего концерта.

— В итоге мы приняли, на мой взгляд, верное решение. Программа сегодня не будет развлекательной. В ней прозвучат шедевры классической музыки, в которых запечатлелась боль их создателей по поводу смерти дорогих людей, сочинения, в которых звучит мудрость гениев в их размышлениях о жизни и смерти. На мой взгляд, исполнение этой музыки — лучшее из того, что мы можем сделать, чтобы почтить память всех погибших. И лучшее, что мы можем сделать, чтобы побыть всем вместе и попытаться как-то пережить это горе.

Пятый арт-фестиваль, имевший замечательное начало, закончился так же триумфально, как и начался. После 14 концертов все, конечно, уже устали и, кажется, ничего особенного и не ждали от финальной части фестиваля. Но Репин не был бы Репиным, если бы самое интересное не оставил напоследок. Это были две работы Софии Губайдулиной. Из многочисленных постов в Сети я знал, что София Асгатовна (последняя из легендарной четверки восьмидесятых: Шнитке, Денисов, Тищенко и она) присутствовала на репетициях, но вот то, что она останется и будет присутствовать на концерте, стало для всех сюрпризом.

По договоренности с филармонией в онлайн-трансляции на сайте эти два шедевра нельзя было услышать: авторские права этого не предусматривали. Так что мировая премьера стала эксклюзивной. Присутствие самого автора на концерте придало невероятно мощный импульс музыкантам и дирижеру — казалось, даже стены концертного зала вздрагивали от взрывов эмоций, даже сам мэр нашего города заметно робел перед Софией Асгатовной.

И в конце — немного о грустном: о столкновении финансовой политики с социальной.

Как известно, областное правительство по большей части финансирует проведение фестиваля. Это делается по той простой причине, что большинство любителей и ценителей академической музыки — люди весьма скромного достатка. В прошлом сезоне, после многочисленной критики администрации филармонии, цены были снижены, и билеты на фестиваль хорошо продавались. В этом сезоне концертов стало больше, а билеты — дороже. И как прискорбный результат — полупустые залы на камерных концертах. При всем шике и блеске пятого «Транссибирского арт-фестиваля».

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments