Вадим Иванкин: Через полтора месяца мы хотим открыть выставку

0
428

О проблеме «Художник и пандемия» рассуждает председатель Новосибирского регионального отделения Союза художников России. 

— Вадим Викторович, как я понимаю, проблемы у вас начались в самом начале весны, когда регулярная выставка в помещении Союза художников вроде как накрылась…

— Нет, она не «накрылась», я эту легенду не поддерживаю, это все какие-то измышления. По решению правления она была временно приостановлена — подчеркиваю: временно. Я совершенно однозначно выразил свое отношение к этому проекту: как только спадет напряжение и ситуация улучшится, мы сразу его продолжим.

— Помещение-то, скажем так, небольшое, трудно соблюдать хоть какие-то меры.

— Да, там у нас на открытиях выставок набивалось народу как сельдей в бочке, никакие меры предосторожности не помогут, когда даже дистанцию в 50 сантиметров невозможно соблюдать. Я бы, конечно, мог разрешить эти выставки, но тогда, как вы понимаете, тут же прилетело бы и мне, руководителю, и организатору. Чисто по причине этой идиотской чумы в сложные условия попали вообще все творческие союзы, не только мы, как вы понимаете. Тогда же, в середине марта, разогнали все вузы, в том числе и тот, где я преподаю, — с тех пор мы на дистанционке. В Красноярске Академия художеств закрыла свои залы, а с уральцами я разговаривал — так там сразу ввели вообще драконовские меры: в помещения галерей и музеев было запрещено входить даже руководителям, которые пробирались на работу тайными тропами.

— Традиционный вопрос «Ваши творческие планы?» в наше время звучит еще глупее, чем прежде.

— В этом году межрегиональную выставку «Красный проспект» мы планировали проводить на трех площадках — в художественном музее, в бывшем ГЦИИ и в арт-центре «Красный». Вот с ЦК19 до сих пор не все ясно, а две площадки точно остаются, так что 17 сентября мы должны открыться. Вот разве что экспозиционную площадь немного придется ужать. Люди уже начали шевелиться — из Магадана вот сейчас уже везут работы.

— В этой триеннале в прошлые годы участвовало три десятка регионов, сейчас, наверное, будет меньше?

— Вовсе не обязательно, поглядим. Неопределенность, конечно, раздражает. Если, предположим, 15 сентября выйдет губернатор и скажет, что продляет режим изоляции, тогда что нам 17-го числа делать? Головой об стену биться? В общем, все совсем не просто. Тут еще с творческими мастерскими проблема никак не закончится…

— Что-то новое произошло?

— В том-то и дело, что нет. Я ведь уже 14 лет долблю в одну точку — чтобы пользование мастерскими сделать безвозмездным, потому что просто не потянут наши творческие люди аренду этих помещений — хоть льготную, хоть какую. Ведь аренда составляет около 40 процентов от общего объема оплаты. И что мы получили в итоге? Если до 18-го года совокупный долг по мастерским у художников был что-то вроде 600 тысяч, то сейчас перманентный долг от полутора тысяч до двух миллионов. А висит ведь этот долг на организации.

— Это какая-то общая «неплатежная» позиция художников?

— Нет, конечно. Есть люди, у которых долгов нет вообще. А есть пятерка художников, у которых совокупный долг около миллиона. И у каждого, разумеется, есть свои оправдания: у нас в союзе более 50 процентов пенсионеры, есть даже инвалиды. Есть категория, которая норовит просто послать к чертовой матери. Но ведь в нашей жизни за свои слова все равно когда-нибудь придется отвечать. Это никакая не угроза, это данность. А тут еще на эту и без того нервную ситуацию наложилось коронавирусное нервное настроение.

— Вы-то сами, наверное, не соблюдали «домашний» режим?

— У меня как у председателя союза никакой самоизоляции не было, я практически каждый день торчал на нашем творческо-производственном комбинате, на Липецкой. Но, конечно, сильно поуменьшилось живое общение. Кое-кто из художников до сих пор сидит дома безвылазно, потому что пожилым людям действительно стоит поберечься. Ведь и правда, из хорошо знакомых мне людей кое-кто уже переболел, у кого-то родственники поумирали.

— Есть категория людей, которые до сих пор занимают позицию «ха-ха».

— «Ха-ха» — это до тех пор, пока петух жареный самого в задницу не клюнет.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото из личного архива Вадима ИВАНКИНА

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.