Академгородок 2.0. Какая боль?

1
2624

Визуальный облик нового научного центра в рамках проекта «Академгородок 2.0» до сих пор не обрел внятных очертаний и находится в пространстве между футурологической архитектурой и суровой реальностью. 

Сибирская кремниево-силиконовая долина

Про грандиозный проект «Академгородок 2.0» за последний год было много сказано и написано, он уже превратился в модный бренд, более популярный, чем «Российская кремниевая долина». Но что касается внятного содержания этого проекта, здесь пока превалируют домыслы, мифы и легенды, поскольку единой четкой концепции Академгородка 2.0 до сих пор не существует — причем это касается как внутреннего, так и внешнего содержания. Хотя есть и другие мнения.

Вообще-то, смысловое дополнение «2.0» в нашей жизни уже давно стало приставкой-паразитом, которую нынче приделывают для солидности к чему только можно — и к слову «пиар», и к слову «офис», и к слову «арт» как весьма условную арифметическую прогрессию, подразумевающую некий новый этап развития. В большинстве случаев это не несет особого смысла, зато выглядит значительно.

Для рядовых жителей Новосибирска визуальный облик нового Академгородка играет чуть ли не первоочередную роль в силу своей очевидной наглядности, поэтому в начале этого года областная администрация совместно с фондом «Спарта» организовали конкурс среди перспективных архитекторов, собрав 13 творческих команд, которые должны были предложить свои инновационные решения. Четыре из этих групп представляют Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств, еще две — наш государственный архитектурно-строительный университет. Кроме того, в конкурсе приняли участие ООО «Запсибниипроект. 2», «Интегральный Академгородок», «Дальний Кордон», «Команда урбанистов-любителей из Академгородка», «Команда №  13», NGSH и Ambilux Architects.

Как пошутил когда-то писатель Достоевский по схожему поводу: «Это чтоб нам без блеску и еффекту, это нам никоим образом невозможно, потому как нам никак невозможно, чтобы нам совсем без блеску и еффекту». Примерно по этой же причине многие участники конкурса пошли не по пути комплексного планирования, а предложили по большей части нестандартные решения нескольких разрозненных объектов.

По итогам конкурса в мае был проведен семинар, в ходе которого кое-что похвалили, а что-то поругали, после чего процесс «проектирования» был продолжен. Самой необычной среди проектировочных групп оказалась компания новосибирских архитекторов под условным названием «Сибкоммуна им. Н. Кузьмина» в составе Романа Зимина, Егора Филиппова, Антона Карманова, Арсения Тоскина, Вячеслава Мизина.

ВЫСОКО подняв знамя советского архитектурного авангарда, эта группа предложила вполне революционные решения при концептуальной поддержке Новосибирского архитектурного семинара под руководством Алексан- дра Ложкина и Ильи Мукосея (из архшкол «МАРШ» и «Стрелка»). В процессе обсуждений отношения между областной администрацией и «Спартой» как-то разладились, в связи с чем проектировщики так и продолжают свое «эскизное» проектирование.

Художник и архитектор Вячеслав Мизин согласился прокомментировать сложившуюся вокруг Академгородка 2.0 ситуацию с позиции творческого деятеля. И прежде чем рассуждать о следствиях, начали с причин.

— Слава, ведь новый городок решили строить по той причине, что старый, лаврентьевский, уже отслужил свое?

— История про Лаврентьева и Хрущева давно уже стала мифологической. Якобы когда Никита Сергеич приехал и увидел строящийся Академгородок, то даже испугался и сказал, что его обманули: вместо закутка для ядерных физиков и разных военных разработчиков тут сооружают целый город! Но Лаврентьев якобы ему ответил: «Зато теперь мы потом всех победим», и Хрущев успокоился. Тогда, в начале 60-х, даже по фильму «Девять дней одного года» было видно, что все это уже превращается в центр науки мирового масштаба, городок стал круче, чем Москва, — по подбору ученых, качеству оборудования и так далее. В общем, по всем показателям, в том числе и уровню свободолюбия.

— Вообще-то, Хрущев побывал у нас не один раз, он ведь лично курировал строительство. В 1956 году, затем в 1959-м. И еще успел в 1961-м.

— В 1959-м, за два месяца до него, к нам приезжал вице-президент США Ричард Никсон и как-то пренебрежительно отозвался о «городе ученых». Поэтому Никита тут же распорядился показать ему кузькину мать — в смысле, строить сибирское чудо света.

— В 1961-м он будто бы стал поспокойнее. Хотя и сказал Лаврентьеву со сцены оперного театра: «Вот гляжу я на тебя, Ермак ты Тимофеевич, и вижу, хочешь ты всю Сибирь к рукам прибрать. Не выйдет!».

Как ты думаешь, а сейчас Кремль не боится, что мы переплюнем не только академгородки Иркутска, Красноярска, Томска, а заодно и Сколково?

— Как сложилась нынешняя ситуация, мне не совсем понятно: ведь у нас реально хотят построить-реконструировать еще шесть академгородков: кроме реконструкции верхней и нижней зоны, перестроят ВАСХНИЛ, ИКЭМ, «Вектор», построят «скифовский» синхротрон в Кольцово и еще с десяток объектов. Причем академики, конечно, правы — вся эта научная агломерация не выдуманная, она исторически сложилась.

— А чем ваша концепция принципиально отличается от других?

— Предложение от так называемых «бумажных» архитекторов, или от архитекторов-футурологов, состоит в том, чтобы не затыкать территорию Академгородка точечной застройкой, но подойти системно, поскольку под новый город можно выделить две огромных поляны. Первую — под культурно-научно-образовательный центр — между «Щ» и технопарком, рядом с «гусями». Этот будет мультифункциональный центр, эдакий «Сигма-центр», который мог бы стать альтернативой центру Новосибирска по всем параметрам. Да и не только центру Новосибирска, а и масштабным  полифункционалом общесибирского значения. Вот такой вот у нас футурологический размах.

— Может, нашему городу такой размах не по чину?

— Почему это? Случайно, что ли, наш Саша Шабуров однажды спросил москвичей, сколько у них, в Москве, человек живет? Москвичи ему ответили, что не то 12, не то 20 миллионов, а он говорит, что это просто фигня по сравнению с Новосибирском, где 23 миллиона. Ну, если считать с «пригородами» —Барнаул, Кемерово, Красноярск, Новокузнецк, Омск, Томск…

— Это, кажется, уже не агломерация, а конурбация.

— Так я и говорю, что проект-то в перспективе грандиозный. Но что главное, как мы считаем: не надо никуда заселять жителей «на постоянку», должна быть ротация ученых кадров, вахтовый метод: приехал, выполнил задачу, уехал. А жилье и лаборатории по необходимости наращивать-демонтировать-видоизменять. Да даже на картинке все хорошо видно, что я имею в виду.

— Ты ведь как-то раз уже говорил про технологию «яичных решеток».

— Ну да, речь идет о таких сменных контейнерах, наподобие упаковок для куриных яиц. И при этом никакой приватизации, никаких элитных коттеджных поселков для академиков. Не надо ничего приватизировать, можно обойтись без склок через 50 лет, когда академики поумирают, а кто в их особняках потом жить будет — вообще непонятно. Это же тема постоянных скандалов нынешнего Академгородка 1.0.

— Хотите сделать вызов местной элите? Здесь же как в анекдоте: бороду можно сбрить, но как быть с идеями?

— Вот именно: как быть с идеями? Где культивация новой науки? Покажи мне это место в сегодняшнем Академгородке. Пока что это не проект развития  науки и образования, а проект развития инфраструктуры. Все говорят о стартапах, а где они? Где-то только вокруг «гусей», а дальше — тишина. У нынешнего Академгородка превалирует мемориальное сознание: какие-то бабки охраняют руины того, что было сделано в 60-х годах.

— Городок ведь пять лет назад включили в реестр объектов культурного наследия регионального значения, так что поздно что-либо там сносить.

— И что теперь? Теперь нужно, чтобы все работало во сто крат круче, и для этого вроде как есть предпосылки. Именно поэтому и нужно оставить урбанистический «памятник» в покое и строить новый отдельный город. И не надо следовать примерам разных там «силиконовых» и «кремниевых» долин. У нас свой «великий наукоемкий путь», или как там его можно обозвать…

— Но ведь «бумажники» входят в большую команду, не все в ней мыслят так глобально.

— Нам предложили придумать новый Академгородок в комплексе, а не в виде отдельных объектов. Это, в частности, подразумевает и создание скоростных коммуникаций между всеми частями этой агломерации — суперинтернет, канатную дорогу, скоростной трамвай и тому подобное. Да, может показаться, что все это отчасти футурология, но на этом и должны основываться революционные проекты, иначе все это просто бессмысленно и кончится, как обычно, латанием старого одеяла.

ПРАКТИЧЕСКИ все проекты этого Академгородка 2.0, которые я видел, — это наборы отдельных объектов. Они могут выглядеть интересно, например, в модной стилистике параметрической архитектуры, но если пойти таким путем, то в итоге получится не 2.0, а 1.0 плюс один. Академик Лаврентьев, может быть, и не был футурологом, но мыслил-то он в сторону далеко обозримого будущего, а не в ту сторону, чтоб построить пару институтов, а потом к ним прилепить еще три-четыре.

От «Умной долины» до глупой — один шаг

Разумеется, футуролог Мизин чересчур мягко стелет со своим «бумажным» стартапом — в реальности  даже так называемый дизайн-код, который должен отразить единый внешний архитектурный облик Академгородка 2.0, до сих пор понятен немногим.

С одной стороны, в Сети можно найти вполне успокаивающую и интригующую информацию, к примеру, вот такую: «Концепцию развития зоны опережающего развития «Наукополис» одобрили в региональном Минстрое. Исследовательскую работу выполнило ООО «Концепт-Проект», согласно которой между Академгородком, наукоградом Кольцово и поселком Краснообск предполагается развивать групповую форму расселения (научную субагломерацию «Умная долина») — это общественные пространства, защищенные от зимнего холода и летней жары, — застекленные галереи вдоль первого этажа застройки».

С другой стороны, несколько известных новосибирских архитекторов вопрос о застекленных галереях попросту отказались комментировать, что наводит на определенные нерадостные мысли. Действительно, концепция «бесшовного пространственного и градостроительного развития зоны опережающего развития» звучит чуть ли не угрожающе.

Главный архитектор Новосибирской области Александр Авсейков еще этим летом очень внятно сказал по поводу визуального облика наукополиса:

— При разработке дизайн-кода речь прежде всего идет о едином внешнем архитектурном облике, создании общей типологии. Это не украшательство в чистом виде, а приведение к единому внешнему архитектурному облику, однородной системе, единой навигационной системе и так далее.

Насколько сложился этот единый архитектурный облик, есть разные мнения. Начальник отдела дизайна городской среды департамента архитектуры Иван Фаткин по поводу дизайн-кода Академгородка 2.0 пояснил, что по регламенту он не вычленен из отдельных территорий и относится в целом к Новосибирску. По его словам, департамент пока не готов к новой разработке: «Если бы у нас появились бренд-буки с соответствующей стилистикой и атрибутами, наподобие тех, что разрабатывались для московского комплекса «Сколково», это было бы интересно, но подобной прямой задачи нам пока не ставили». Советник мэра архитектор Александр Ложкин, принимавший участие в конкурсе планировочных проектов, воздержался от подробных комментариев, сказав, что работа продолжается, но итоги пока подводить рано.

Наукополис 2.0 и Научный центр 2.0

Да, нацпроект «Наука», непосредственно связанный с новым Академгородком, подразумевает присутствие РФ в числе пяти стран, ведущих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. Но вопросов сегодня возникает больше, чем компетентных ответов на них. Всего еще год назад губернатор Андрей Травников объяснял, что пока даже не определились с окончательным названием нового проекта. Тогда существовало несколько вариантов — Научно-образовательный технологический центр, Сибирский наукополис, Сибирский научный центр.

Термин выбрали, но зато к осени этого года все чаще стали говорить о том, что в случае с лаврентьевским Академгородком 1.0 присутствовала проработанная концепция, а кроме того, тогда был сильный лидер — доминировал президиум СО АН, а сейчас субъект, который взял бы на себя организующую роль, отсутствует.

На сегодняшний день есть информация, что научно-исследовательская работа для развития ЗОР «Наукополис» выполнена ООО «Концепт-Проект» и принята Министерством строительства Новосибирской области в октябре 2019 года, концепция оценена членами общественного совета при региональном Минстрое положительно и одобрена с учетом поступивших предложений. В документе рассмотрены вопросы перспективного градостроительного развития территорий, вошедших в границы ЗОР «Наукополис», а именно Новосибирска (в границах Советского, Первомайского административных районов), Бердска, Кольцово и Краснообска, Барышевского и Мичуринского сельсоветов Новосибирского муниципального района.

Но поскольку проект был запущен уже почти два года назад, за это время о нем накопилось много отзывов, в том числе и критических.

Сергей СМИРНОВ, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии и права СО РАН:

— Академгородок — это не набор НИИ, это отдельно взятая территория, посаженная на конкретный кусок земли, на которой должны реализовываться мегапроекты мирового уровня, поэтому его нужно обсуждать в категориях отдельного большого мегапроекта.

Михаил ЭПОВ, академик РАН, главный научный сотрудник Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН:

— Академгородок 1.0 существует. Огромное количество выходцев из него работают по всему миру. Только в Хьюстоне работают более 1200 сотрудников бывшего СО РАН и выпускников НГУ. Когда говорите с этими людьми, понимаете, что это люди Академгородка, и они ими остались. Мне бы хотелось, чтобы Академгородок 2.0 развивался в этом направлении, а не в том, сколько построить школ и дорог.

Михаил ЛОСЕВ, директор компании «Медико-биологический союз»:

— Люди сегодня с трудом понимают, что строят синхротрон, но кто его потребитель? Сейчас нет единой идеологии, нельзя построить идеологию, сшивая одеяло по кусочкам, — в основе должен стоять профессионал в области бизнеса, хотя бы госчиновник. У него должно быть умение строить экономику, а сегодня этим обладает малое количество людей.

Николай КРАСНИКОВ, мэр наукограда Кольцово:

— Вот говорят, что Академгородок — миф. Чего мы сейчас ждем? Что придет Лаврентьев, жестко покажет, даст ресурсы — и поехали? Правильно сказали, что изменилось время, и мы поэтому говорим: 2.0 — это новый формат в новом времени.

От Академгородка 2.0 — к звездам

Примерно на той же оптимистической ноте завершился и разговор и с Вячеславом Мизиным, который постепенно перешел уже к весьма отвлеченным, но глобальным категориям.

— Нам сейчас пора не просто соперничать с Америкой, Китаем и др., а сделать адекватный вызов всему миру. Наука — это бог, энтропия — это дьявол. Энергия исчезает, батарейки садятся. Пора все быстро перенастроить и подарить людям… да, надежду на бессмертие. А еще лучше, как предлагал философ Федоров, — взять и воскресить всех умерших. Это не совсем тот переворот в сознании, что был в 60-е, — на то, что скоро наши космические корабли начнут бороздить просторы Вселенной. Вряд ли кто, конечно, придумает неокоммунизм и формулу бессмертия, но это не главное.

— Это уже не бумажная архитектура, а какая-то бумажная философия. Тогда уж точно места на Земле не останется и придется лететь к звездам.

— Ну и нормально. Идея Академгородка 2.0 тем и хороша, что она рождает надежду на то, что еще при твоей жизни случится какое-то чудо, которое архитекторы придумают, строители построят, а журналисты будут о нем писать. Всем будет чем заняться. И это все при том, что «наука» сейчас снова стало словом популярным, — ведь все хотят прожить долго и вкусно, потому что каких-то иных надежд ни на что другое не осталось.

Николай ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото из архивов Музея города Новосибирска

Please follow and like us:
Whatsapp

1 комментарий

  1. Я Архитектор-практик, жил и трудился в Верхней зоне Академгородка, 77 -87 гг. Огромная заслуга Лаврентьева в том, что он смог убедить власть в необходимости такого городка, а известных учёных переехать в Сибирь(в лес) со своими научными школами и кадрами ! Сейчас есть такой потенциал научный, кадровый ? Допустим, что вот сейчас уже построены новые корпуса и здания...... кто из учёных, с мировым именем, согласится переехать и творить ? Этот вопрос — определяющий, он изучен авторами «бумажных концепций»??? Почему нельзя идти по пути обновления, реконструкции, развития существующего Академгородка ? «Меня терзают смутные сомнения ...», что вся эта «бадяга» направлена на уничтожение ... сначала появились какие-то агентства и «эффективные» менеджеры, не имеющие отношения к науке, которые начали дербанить имущество СО РАН, теперь вот вообще «мы наш, мы новый мир построим»......На моей памяти ещё ни один футурологический, «бумажный» проект не был реализован и был получен желаемый результат. ТщательнЕй надо, ребята !!!

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.