Будни легостаевского охотоведа: Свой среди своих

0
851

Законно ли и этично ли, что должностное лицо региона становится полноправным хозяином на недоступной для многих земле?

Житель Маслянинского района Новосибирской области, в прошлом занимавший высокий правоохранительный пост, рассказал «Новой Сибири» о своей находке: основательной заимке, возведенной кем-то на территории Легостаевского природного заказника. Массивный рубленый домик, добротный омшаник, уютная открытая беседка в девственном лесу и в то же время в 30 метрах от заповедной речки 1-я Каменка — к владельцу такого комплекса можно было бы испытать чувство светлой зависти… если бы он не размещался в границах особо охраняемой природной территории, где такие строения запрещены.

Разбираясь с этой информацией, корреспондент «Новой Сибири» узнал много нового о том, как устроена жизнь внутри особо охраняемой территории и вокруг нее. А также — кто и от кого ее охраняет.

Фрагмент карты сервиса Geotree.

Где пчелы живут

Государственный природный заказник «Легостаевский» — особо охраняемая территория регионального значения. Согласно положению, утвержденному постановлением правительства Новосибирской области (от 26.09.2012 № 442-п), здесь запрещено предоставление земельных участков под застройку и рекреационную деятельность. Исключение может быть сделано для местных жителей, но все равно — единственный орган власти, который выдает разрешения на строительство тут, — это Министерство природных ресурсов и экологии Новосибирской области.

В ответ на запрос «Новой Сибири» и. о. министра Алексей Севастьянов успокаивает: Минприроды не выдавало таких документов с марта 2018 года. Да и вообще: самым капитальным строением в границах заказника является экотропа «Зверобой». Но об интересующих нас объектах глава органа все же знает.

«На территории заказника, согласно представленным в запросе географическим координатам, расположен земельный участок категории земли сельскохозяйственного назначения. Земельный участок арендован Коченовым В. А. для размещения пасеки (постановление главы Легостаевского сельсовета Искитимского района Новосибирской области от 31.01.2005 № 15, договор аренды от 31.01.2005 № 2). Срок действия договора аренды — 49 лет», — уточнил Алексей Севастьянов.

Согласно данным министерства, во владении пасечника — хозяйственные постройки, предназначенные для содержания пасеки, которые являются некапитальными сооружениями (без фундамента). Однако человеку, обратившемуся в редакцию, от таких аргументов смешно: он ведь своими глазами видел там омшаник и крепкий рубленый дом, который без фундамента давно бы уже развалился.

Правильный омшаник с точки зрения сайта strport.ru.

«Вы представляете, что такое правильный омшаник?» — спрашивает он автора этих строк, типичного городского жителя. И снисходительно объясняет: чтобы пчелы могли переносить сибирские морозы, такие «хозяйственные постройки» углубляют в землю почти до крыши. Ну а считать такую землянку некапитальным сооружением — примерно то же самое, что подземный переход называть палаткой.

Неправильный мед

Увы, но подтвердить или опровергнуть слова нашего корреспондента непросто: до тайной заимки в нынешнее время года добраться можно только на вертолете (пока снег не сошел — можно было еще и на снегоходе). Кроме этого, вывод о капитальности строения зачастую требует специальной экспертизы. Без нее наша история не стоила бы и выеденного яйца. Но…

Но счастливым обладателем заветных объектов недвижимости и арендатором запретной земли является не просто некий «Коченов В. А.», а ведущий охотовед отдела особо охраняемых природных территорий Природоохранной инспекции Новосибирской области Владимир Коченов. Должностное лицо, между прочим.

Так что, получается, имеет эту территорию сегодня тот, кто ее «особо охраняет».

Параллельно с основной работой Владимир Коченов увлекался кладоискательством — ходил по заказнику с металлоискателем. Фото с личной страницы на ok.ru.

Впрочем, о качестве охраны есть что рассказать подробнее. В Искитимском районе в 2017 году правоохранительные органы разоблачили крупное производство запрещенных веществ — марихуаны и гашишного масла. Один местный житель, как потом будет написано в приговоре, «облюбовал в лесном массиве земельный участок размером не более пяти соток, который обработал путем перекопки плодородного пласта земли и удаления сорняковых растений, где высадил семена конопли». Происходило это как раз на территории государственного природного заказника «Легостаевский».

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что фермер посещал свой огород два-три раза в неделю, причем не один, рядом с плантацией у него были жилище, землянка и два шалаша — там потом нашли часть от почти 30 килограммов изъятого у землепашца сушеного каннабиса и «маслянистую жидкость», в которой, по расчетам экспертов, было 18,922 грамма гашишного масла. Также нашли патроны (ружье он носил с собой — медведей боялся).

Что характерно: поймали фермера с наркотиками не в лесу, а в Новосибирске — на станции метро «Красный проспект». На него обратил внимание полицейский по охране общественного порядка. А в лес потом пришлось ехать сотрудникам УФСБ.

Сам же Владимир Коченов, в обязанности которого входит контроль и надзор за землями государственного заказника «Легостаевский», в том «фермерском» процессе был свидетелем. Он рассказал, что заметил землянку и фермерские угодья на государственной территории за три года до суда. Правда, не пояснил, почему в итоге человека с товарной партией наркотика ловить пришлось полиции за сотню километров от заказника, а не на подведомственной охотоведу территории.

Тут вижу, тут не вижу

Наблюдательность — важное качество для охотоведа. В деревнях и селах вокруг заказника «Легостаевский» Владимир Кочанов прославился как охотовед, который может на ровном месте докопаться до мужика с ружьем, а может и поле конопли не заметить.

«Легостаевский» — это всего 10 га хорошего леса, не так уж и много, чтобы обосновать такую избирательность. Зато на этом клочке так много не самых последних людей региона хотели бы получить «базу». Да и среди местных жителей Кочанов — не единственный заинтересованный в экологически чистом меде пасечник. У них получить участок у речки не получается, а у должностного лица — главного представителя государства в этих заповедных краях — запросто, да к тому же с гарантией на полвека вперед, еще и внукам достанется.

Насколько это законно и этично, и не просматривается ли в таких делянах конфликт интересов? Вопрос об этом «Новая Сибирь» намерена адресовать прокуратуре Новосибирской области сразу после выхода этого материала в свет.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Андрей Шимкив: Надеюсь, следующий будет лучше

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.