Школьный дистант глазами эксперта: Резкий переход не удался

0
311

О проблемах школьного дистанционного обучения «Новой Сибири» рассказала преподаватель «школы учителей» Наталья Лукашенко.

Все трудности массового перехода образования на дистанционный формат вместе с учителями и учениками приняли на себя и работники «школы учителей» — Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования (НИПКиПРО). Учреждение реализует федеральную и региональную политику в сфере образования и является учебным и научно-методическим центром Новосибирской области с 1939 года. О проблемах, которые преодолевались в период пандемии, рассказывает методист кафедры начального образования, старший преподаватель НИПКиПРО Наталья Лукашенко.

— Наталья Сергеевна, ваш институт выступает партнером ряда образовательных платформ, включая Яндекс.Учебник, с 2019 года. Как обстояли дела с дистанционным обучением на момент начала пандемии?

— У нас тогда параллельно проходило четыре курса повышения квалификации, ещё четыре начиналось. Поэтому мы оказались не совсем готовы к резкому переходу учителей на дистанционный формат работы. Нами были быстро разработаны и встроены в программу дистанционные модули, пришлось очень динамично перестраивать всю работу.

Школа, говоря честно, оказалась не готова к дистанту. Было много срывов, много недовольства. Я работала в горячем штабе министерства по дистанционному образованию и видела много вопросов от недовольных родителей, непонимающих учителей, даже от детей – от всех субъектов этого процесса. История с дистанционным обучением оказалась практически провальной. Ситуация серьёзная, а готовность педагогов оказалась низкой. К тому же человеческий ресурс за это время был очень сильно использован и растрачен: учителя буквально через месяц были на грани истощения. Сейчас, мы надеемся, всё закончилось. Хотя в вузах региона весь семестр до Нового года собираются учиться дистанционно.

— Что вы делали, чтобы помочь учителям «влиться» в дистанционное обучение?

— Наш институт оказался на 100 процентов включенным в обучение. Мы сами много учились всё это время, и учителям пришлось оперативно обучаться — получалось не у всех. Мы сами включились, удалось найти и разработать интересные подходы. Мы даже статью написали в журнал «Математика в школе» о том, как дистанционное обучение в школе можно сделать не просто образовательной ступенью, но ещё и не утратить воспитательную составляющую.

Переход на дистант – это качественно новый формат обучения. В каждом из наших курсов есть дистанционный модуль, но мы включали его очень мягко, деликатно – нужно было буквально по нескольку заданий выполнить и прикрепить. Но, видимо, дистанционный формат предполагает более высокий мотивационный уровень к образовательной деятельности, получению новых знаний и навыков, наработке новых компетенций.

— С какими трудностями вы столкнулись в период дистанционного обучения?

— Очень слаба оказалась техническая сторона. В сетях была перегрузка. У больших сервисов — Яндекс.Учебник, Я.Класс, РЭШ, Учи.ру — было очень много разработок, они ударно включились в работу и сильно помогли. Но технически мы оказались не готовы. А сельские школы, которых достаточно много, практически выпали из процесса дистанционного обучения.

Учителя также оказались не совсем готовы. За последние годы мы проводили много анкетирований, интересовались уровнем ИКТ-компетенций учителей. Многие из них ставили себе 8-9 баллов по 10-балльной шкале. Но, когда началось дистанционное обучение, они признались, что их уровень находится на отметке 4-6 баллов и им сложно работать с цифровыми инструментами.

Средний возраст учителей в регионе от 45 лет и выше, и это тоже накладывает свой отпечаток, меняет картину. В наших опросах они отметили, что им не хватает живого общения. Мы проводили видеоконференции, но не хватало. Все говорили, что если бы рядом стоял человек, всё было бы совсем иначе. Что уж говорить о детях...

Как вы помогали учителям адаптироваться к новым реалиям?

— Чтобы помочь учителям, институт должен был серьёзно проработать методическую часть обучения, перевести курсы в дистанционный формат: это было непросто, пришлось многое менять, для нас это тоже был большой стресс. В курсы было включено много ресурсов для совместной работы в удалённом доступе. Однако и это оказалось для педагогов очень серьёзным испытанием. Оказалось, что практически 80 процентов учителей не умеют работать удалённо в командах, парах и группах разного состава. Но если у них начинает получаться, то результат мощный, по признанию тех же педагогов, по нашим финальным опросам. Когда результат всё-таки появлялся, они признавались, что было очень сложно, но они довольны совместной работой в удалённом доступе.

Наконец, сложно было еще и потому, что часто представляемый для дистанционного обучения контент был недостаточно качественным.

Исходя из всего этого, можно предположить, насколько сложно было детям. Я рекомендовала педагогам использовать Яндекс.Учебник, потому что это интересный и эффективный инструмент. Но всё не так просто. Учителям сложно давалась интеграция готовых уроков в учебный процесс, потому что технологиями дистанционного образования они владели не в полной мере. Для того, чтобы органично встроить готовые уроки в систему работы, необходим общий взгляд на тему, с которой знакомятся дети. Само по себе выданное задание не решает учебной задачи: нужно понимать, как решение скажется на завтрашнем уроке, в конце темы, в конце четверти. Такой прогноз сделать непросто. Поэтому и технически произошёл большой перегруз: и сами педагоги, и дети вынуждены были проводить по 8-10 часов в день за компьютером, что, разумеется, шло вразрез со всеми санитарно-эпидемиологическими нормами. И об этом на горячую линию писали и родители, и сами педагоги.

— Какие инструменты в основном использовали учителя?

— Многие пошли по самому, как им казалось, простому пути и работали через электронную почту. В том числе это были и учителя начальной школы. Они выдавали ученикам задания и собирали готовые работы посредством писем. Необходимо было проверить задания, допустим, 30 человек по 4 предметам — а это уже 120 писем в день! Кроме того, ученики и родители часто присылали учителям фото выполненных заданий низкого качества. И это каждый день и в течение нескольких месяцев. Мне кажется, в конце недели стресс обеспечен любому педагогу, я уже не говорю о том, что страдало их физическое здоровье. Множество учителей пользовались электронной почтой, но были и те, кто использовали Яндекс.Учебник, РЭШ, проводили уроки по Zoom и так далее.

Сейчас уже можно говорить, что использование электронной почты выглядело забавно, но, когда я читала сообщения от родителей в горячей линии министерства образования, мне было совсем невесело. Родители были возмущены, им было сложно, а теперь они боятся повторения ситуации. Что касается учителей, то, как оказалось, им сложно признать, что в каких-то вопросах им требуется помощь, обучение.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Будем продолжать учить педагогов перестраивать подход к дистанционному обучению. Будем активно обучать педагогов новым технологиям или методическим разработкам, говорить о том, как внедрять эти новинки в обучение детей. Конечно, кто-то из учителей будет использовать наши советы, кто-то нет. Потому что когда в классе 30 человек, сложно изменить положение вещей.

Анастасия БЕТЕВА, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.