Две стелы — две доблести, две судьбы

0
974

Виноватым в сносе маленького памятного объекта пока считают чиновника, на территории которого был открыт большой. 

ИСТОРИЯ, будоражившая новосибирцев в 2022 году, закончилась предъявлением главе Центрального округа Сергею Канунникову обвинения в халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ). Ирония судьбы в том, что ее фабула развивалась параллельно — а также буквально у подножия другой, за которую чиновника, вообще-то, можно было бы и наградить.

В первом случае речь шла про снос стелы в честь 45-летия Победы в Великой Отечественной войне, которая по какой-то причине не имела никакого официального статуса. Во втором — о возведении самого высокого в городе памятного сооружения — стелы в честь присвоения Новосибирску статуса «Город трудовой доблести».

Кадр телетрансляции церемонии открытия стелы
Кадр телетрансляции церемонии открытия стелы

Сам фигурант от комментариев пока воздерживается. Да и что тут скажешь? Дело-то возникло как очередной эпизод в череде дел, подпадающих под определение «умиротворение Бастрыкина» — главы Следственного комитета РФ, который и сам является поводом для рубрики «Тема года». Он в 2022 году был явно неравнодушен к Новосибирску, постоянно брал что-то из событий нашего городка на контроль. И дело, в котором фигурирует Сергей Канунников, — не исключение.

Сейчас многих интересует вопрос: а чем это грозит Канунникову? Не лишится ли он должности? Зачем спрашивают — непонятно. Достаточно почитать Уголовный кодекс. Первая часть упомянутой статьи предполагает штраф в размере до 120 тысяч рублей или в размере зарплаты за период до одного года. Возможны также обязательные или исправительные работы и даже арест сроком до трех месяцев. И это если брать по максимуму, без каких-либо смягчающих вину обстоятельств.

А вот чего точно в этой части этой статьи нет — так это запрета занимать определенные должности. Ущерб от гипотетических действий виноватого, кто бы им ни оказался, был крупным (больше полутора миллионов рублей), но не особо крупным (меньше 7,5 миллиона рублей). Поэтому другую часть статьи 293, где такой запрет есть, здесь не применить.

Да и будем справедливы: история с этой стелой получилась хоть и занятная, но весьма двусмысленная. Когда она началась, многие спрашивали: а где это? Хотя, конечно, не увидеть сооружение было трудно. Во всяком случае, тем, кто хоть раз преодолевал расстояние от «Гагаринской» до «Заельцовской» не на метро. Если честно, то это довольно унылое сооружение позднесоветского периода, в ходе которого соцреалистический дизайн окончательно выдохся. Поэтому, наверное, мимо нее все ходили, просто не замечая.

А вот когда снесли (по официальной версии — отправили на реставрацию, потому что за некоторое время ее закрасили граффити и заклеили объявлениями), все и началось. И все узнали, что рядом со стелой собираются строить 27-этажную гостиницу. Общественность возмутилась, дело дошло до Бастрыкина, а районные ветераны провели пленум, предложивший переустановить стелу рядом с госпиталем ветеранов войн, который находится на территории того же Центрального округа, но чуть дальше к границе города — точнее, в 250 метрах от нее.

Однако уголовное дело уже было запущено, и кто-то должен был ответить. Не помог даже возврат стелы на прежнее место. Хотя вернулась она обновленной, некоторые злопыхатели уверены, что стала не лучше. Граффити и объявлений на стеле больше нет. Пока.

Самое интересное, конечно, то, что выяснилось из ее истории по ходу дела. Когда она установлена, понятно из названия — 9 мая 1990 года. Но кем? Прокуратура выясняла — не выяснила. Архивы выясняли — не выяснили. Стелы не было ни в одном из списков и реестров памятных знаков. Мэр Новосибирска Анатолий Локоть в одном из прямых эфиров сказал: «Этот памятный знак установил один из заводов, которого сейчас уже нет». Какой именно завод — он даже не уточнил. Может быть, секретный какой-нибудь.

Известный новосибирский краевед Константин Голодяев обратил внимание на то, что могло бы стать спасительным аргументом для — ну, пусть не сноса, а хотя бы торжественного переноса знака на другое, не менее почетное место, нежели то, которое выбрали ветераны. В те же дни, когда развивалась история со стелой 45-летия, в 250 метрах от нее, на площади Калинина, устанавливали другую стелу — в честь присвоения Новосибирску звания «Город трудовой доблести». На фоне нового величественного обелиска старая стела, и раньше-то не блиставшая выразительностью, вовсе терялась. Да и вообще это перебор — две одинаковые в смысловом отношении вертикали на таком расстоянии друг от друга. Но теперь «поздно пить боржоми» — придется жить с тем, что получилось.

Если стелу 45-летия тихо и без помпы вернули на место, то «Город трудовой доблести» открывали торжественно, при большом стечении народа. Той же администрации Центрального округа, главу которого теперь поставили под подозрение, еще предстоит совершить вокруг этого места реальный подвиг, потому что иначе запланированные на площади Калинина преобразования и не назовешь. Сегодня она больше похожа на стихийный рынок, а должна превратиться в приличное общественное пространство. Получится — Сергею Канунникову реально светит награда, хотя бы муниципальная.

Пока новая стела просто освещает небо над площадью Калинина по ночам, как луч света в темном царстве. Впрочем, и старая стела, надо полагать, не в обиде. Теперь она стала знаменитой, и у нее появилась своя история, пусть и с задержкой на 32 года.

Что дает Новосибирску статус «Город трудовой доблести»? Во-первых, чувство гордости за предков, которые во время Великой Отечественной войны усердно трудились «для фронта, для Победы». Во-вторых — саму стелу. В-третьих — салюты на 1 и 9 Мая и на День города (с ними, правда, и раньше проблем вроде не было).

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.