Если вы треснете: Как в Новосибирске погубили и спасли дом-памятник

0
1463

История застройщика завершилась, а памятник, треснувший из-за его объекта, возродился и стоит как немой урок всем девелоперам.

Жизнь поставила точку в истории, несколько лет напоминавшей о временах лютой точечной застройки «тихого центра» Новосибирска. Арбитражный суд региона завершил конкурсное производство по делу о банкротстве проектно-строительной компании «Лауда»: ее имущество распродано, она прекратила свое существование. С момента ее основания прошло 33 года.

 

Группа компаний, ассоциированных с «Лаудой», была основана в конце 80-х годов как небольшое предприятие, оказывающее генподрядные услуги. Преодолев все трудности тех лет, «Лауда» выросла в успешный строительный бизнес, занимаясь не массовым строительством, а воплощением сложных архитектурных идей. За годы работы было построено множество объектов – от жилых домов до культовых сооружений (в их числе, например, крестильный храм и часовня собора Александра Невского в Новосибирске). Компания первой за Уралом освоила строительство высотных гаражей в пять и более уровней. Ее фишкой было возведение кирпичных зданий в 16-17 этажей – тогда это было очень круто. Она получала дипломы «Золотой капители» и администрации Новосибирской области. Основателю «Лауды» Василию Баталову, лауреату государственной премии РСФСР, дали звание «Почетный строитель России», а после смерти на доме, где он жил и работал, установили мемориальную доску.

В историю, которая привела к грандиозному провалу, «Лауда» вляпалась еще при жизни основателя — в 2004 году, начав строительство элитной восьмиэтажки на улице Горького в стык со зданием на Урицкого, 17.

Тут уместен небольшой спин-офф. Урицкого, 17 — жилой пятиэтажный многоквартирник, построенный по проекту архитектора Аркадия Ширяева, который в середине 30-х годов стал автором таких известных в Новосибирске зданий, как Управление Западно-Сибирской железной дороги и штаб СибВО. Дом строили на рубеже перехода от конструктивизма к советскому классицизму, поэтому он содержит элементы и того, и другого направлений. В 2001 году его признали памятником архитектуры регионального значения.

Компания «Лауда» решила дополнить исторический памятник своим архитектурным шедевром. На сам памятник не покушались – работали вплотную к нему, на узком клочке земли «тихого центра».

Строить начали, не дождавшись разрешения. Жильцы дома №17 возмущались и протестовали, но работы шли. Тогда многие так делали – начинали строить, а уже по ходу получали разрешение. Однако в этот раз из-за конфликта с соседями и общественного резонанса за самовольное начало «Лауду» привлекли к административной ответственности – даже работы приостанавливали.

Но в конечном счете разрешение было выдано: уже в 2007 году начальник управления архитектурно-строительной инспекции мэрии Анатолий Мотыга констатировал, что все документы у застройщика в порядке и даже увеличение этажности (с шести до восьми) ему согласовали. То есть пока жители дома-памятника боролись с самим фактом строительства, «Лауда» по-тихому увеличила площадь дома на треть.

Что давало застройщику возможность выделывать на земле «тихого центра» столь смелые кульбиты? Каждый, кто жил по соседству, был уверен: за счет того, что квартиры в пристройке получил кто надо. Например, они рассказывали, что видели среди новоселов тогдашнего руководителя управления по жилищным вопросам мэрии Светлану Стынину, впоследствии ставшую фигурантом дела о махинациях с муниципальными квартирами.

Трещины на фасаде здания. Фото 2016 года.

Так или иначе, вскоре после сдачи новостроя выяснилось, что грунт под домом, который считался устоявшимся, «поплыл». Как потом установят эксперты, причиной стали «дополнительные и неравномерные осадки фундаментов существующих зданий, вызванные строительством в непосредственной близости от них нового многоэтажного здания». На восьмиэтажку «Лауды» это никак не повлияло, а в пятом подъезде дома-памятника начались разрушения. Сквозь образовавшиеся в стенах щели жильцы могли наблюдать за проезжающими автомобилями.

Подъезд признали аварийным, жильцов расселили в маневренный фонд. Фраза об этом получилась короткой, но просто представьте, чего это стоило. Собственников квартир в престижном доме властям пришлось буквально на коленях умолять временно пожить в маневренном фонде. Муниципальная комиссия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций в мае 2011 года решает: провести персональную работу с каждым жильцом, на случай ухудшения обстановки в доме держать наготове спецтехнику, администрации Железнодорожного района организовать ежедневный мониторинг несущих конструкций здания и о результатах докладывать каждый день к 17.00.

В 2012 году правительство Новосибирской области согласовывает восстановление подъезда с ведомством по охране памятников, хотя в некоторых квартирах люди продолжают держать оборону, отказываясь выселяться. Некоторые пытаются компенсировать свои издержки за счет застройщика – так история выходит в плоскость судебных разбирательств.

В ходе них выяснилось: за трещины в памятнике застройщик ответственности не несет. Ведь причиной деформаций «послужило недостаточно проработанное проектирование строительства, выраженное в отсутствии в проекте мер по предотвращению взаимовлияния вновь построенного здания на существующие». А кто у нас проектировщик? А это Новосибирская государственная архитектурно-художественная академия (НГАХА), сегодня известная как Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств имени Андрея Крячкова (НГУАДИ). Как установит суд, именно в его стенах при корректировке этажности объекта были допущены «нарушения требований нормативно-технической документации (СНиП), заключающиеся в необходимости специальных проектных решений, направленных на обеспечение сохранности существующих в месте застройки зданий».

Идет стройка. Осень 2018 года. Фото newsib.net.

Сам подъезд решили снести, а вместо него построить новый – такой же, как прежний, только без трещин. На эту операцию выделили 81 миллион рублей – расходы поделили пополам городской и областной бюджеты. В конце 2017 года приступили к разрушению того, что и так разрушалось. Подъезд снесли вместе с фундаментом, и уже к осени 2018-го отстроили каркасный монолитный новодел. В общем, проблему решили, хотя на это и ушло 14 лет.

Когда строительство уже заканчивалось, мэрия Новосибирска обратилась в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о признании ООО «Проектно-строительная компания «Лауда» банкротом, но сумма претензий состояла не из 40 бюджетных миллионов на спецоперацию по сносу/восстановлению исторического памятника, а из невыплаченных арендных платежей за землю на сумму чуть более 8 млн рублей (всего сумма требований кредиторов составила 11,8 млн). В начале 2019 года суд ввел в отношении «Лауды» процедуру наблюдения, а в июне того же года открыл конкурсное производство. На погашение требований были направлены средства от реализованного имущества: небольшого участка тепловых сетей на Владимировской и одной квартиры в восстановленном доме-памятнике. 16 мая процедура была было завершена.

Сейчас многие винят во всем случившемся морок недавнего прошлого – точечную застройку. Говорили, под «тихим центром» Новосибирска текут подземные реки, и менять нагрузку на грунты там очень опасно. Действительно: дом авторства Аркадия Ширяева оказался не единственным, кто пострадал от современных архитекторов.

Буквально в квартале от этого памятника стоит дом Урицкого, 19 – новую высотку, которая его подперла, власти не дают достроить потому, что для нее пришлось бы согласовать участок земли с нулевой свободной от застройки территории. А старое здание, которое подпирает долгострой, от соседства тоже получило трещины – правда, они вроде бы с годами зафиксировались, не увеличиваются. Зато с другой стороны от долгостроя – действующий и относительно новый ЖК «Премьера», прислонившийся к старой пятиэтажке. В ней после этого пришлось расселять целый подъезд и укреплять фундамент.

Но действительно ли все это лишь преданья старины глубокой? В конце апреля стало известно, что жители 11 домов в центре Новосибирска объединились против строительства жилого комплекса напротив кинотеатра «Победа», на месте «Универсама». Кроме ожидаемых неудобств, связанных с дополнительными инфраструктурными нагрузками, люди обеспокоены возможными разрушениями исторических зданий-соседей. В качестве примера вспоминают дом на Урицкого, 17.

Они знают, о чем пишут: у нас в «тихом центре» — как на ладони.

Алексей МАКСИМОВ, Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Проект ЖК на месте «Универсама» проверят на соответствие генплану

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.