Измученные «Нарданом»

0
441

Брендовые часы, отнятые у коррупционеров, иногда падают в цене настолько стремительно, что при падении могут задеть тех, кто совсем ни при чем

НИЧТО не обходится нам так дорого и при этом не ценится так дешево, как хорошие брендовые часы. Этот слегка перефразированный назидательный штамп претендует на то, чтобы стать афоризмом текущего исторического момента.

В новой России к наручным часам вообще отношение особое. Помните, в самом начале первого срока президента Владимира Путина всех волновал вопрос, почему он носит часы на правой руке, а не как все? У всех в памяти и мощный часовой резонанс, который однажды вызвали часы патриарха Кирилла: благодаря неизвестному клерикальному пиарщику с навыками владения фотошопом, они, уже снятые с руки, продолжали отражаться в поверхности дорогого стола. Да и сегодня буквально каждый коррупционный скандал сопровождается обсуждением стоимости часов героя.

Недавно, отчитываясь о реализации имущества осужденного за взятки бывшего замглавы Росрезерва по СФО Илгиза Гарифуллина, пресс-служба ТУ Росимущества посвятила хронометрам существенную часть своего сообщения. Гарифуллин осужден за взятки (следствие инкриминировало ему сумму более 116 млн рублей) и получил 13 лет и 100 млн штрафа, но кроме этого в доход государства было обращено имущество его родных примерно на 80 млн рублей. Это объекты недвижимости, автомобили, коллекционные ружья и, разумеется, часы.

Распродажа автомототехники прошла более-менее гладко: три автомобиля Volkswagen Phaeton, Land Rover Range Rover Sport и Porsche Panamera GTS улетели в совокупности за 8,2 млн рублей, снегоход Linx Xtrim Commander Ltd 600 Etec — за 696 тысяч.

А вот с часами что-то пошло не так. Управление Росимущества объявляет уже не первый аукцион, анонсируя продажу швейцарских наручных часов марки Ulysse Nardin (за 93,4 тыс. рублей), Audemars Piguet (247,6 тыс.) Zenith (105,8 тыс.), а также итальянских Luminor panerai (96,4 тыс.). Начальные цены выглядят страшно только для непосвященных: на самом деле на предыдущих торгах их выставляли по ценам в два с половиной раза больше. Но поскольку заявок не поступило, на хронометры сделали скидку 60 процентов.

Что уникально: пресс- служба сурового имущественного ведомства не просто подробно перечисляет марки модных котлов, но и откровенно их рекламирует — причем, как говорится, с усердием, достойным гламурного глянца. Цитируем дословно: «Несмотря на то что ранее часы были в употреблении, это не уменьшает их статусность. Марки швейцарских часов — это престижные и дорогостоящие модели, отличающиеся высоким качеством, элегантностью, стилем и оригинальным дизайном, в основе которого высокое качество умело подобранных материалов и гарантия долговечности».

Столь бросающаяся в глаза открытость органа вполне объяснима историей, разворачивающейся буквально на наших глазах. В декабре прошлого года Счетная палата РФ обнародовала отчет о масштабной проверке в Росимуществе. Ведомству крепко досталось за неэффективность деятельности по продаже имущества. Про Новосибирское территориальное управление аудиторы написали довольно мелко и скандально: «В Новосибирске стоимость шести наручных часов брендовых марок определена в размере 136 тысяч рублей, а по результатам повторно проведенной оценки сумма возросла в 9 раз — до 1,3 млн рублей».

ПОСЛЕ этого управлению Олега Галлямова прилетело уже от местной прессы, которая замечание СП РФ трактовала буквально следующим образом: «Счетная палата объявила о массовых нарушениях при организации торгов, которые проводило новосибирское управление Рос- имущества».

Спустя время заместитель Олега Ринатовича Ирина Гусева заявила:  «В случае конфискованных и обращенных в доход государства по решению суда часов известных брендов… первоначально общая рыночная стоимость определена оценщиком в размере 136 тыс. рублей. Основной причиной такой оценки явилось отсутствие каких бы то ни было документов, подтверждающих, что оцениваются оригиналы брендов, а не реплики».

С одной стороны, всем понятно, что даже совершенно новый автомобиль, едва покинет салон, становится намного дешевле, а часы — это не средство передвижения, а конкретно роскошь.

От понимающего человека — директора сети салонов «Женева» Евгения Цветкова — мы узнали, что, во-первых, Ulysse Nardin следует читать как «Улис Нардан» и что в салоне часы этой марки стоят от 300 тысяч рублей, а за его пределами и за 50 тысяч могут оказаться никому не нужными. Чтобы понять цену конкретного предмета, считает наш собеседник, нужно учесть множество факторов. В два раза снижение цены вообще никого не удивит, а уж если говорить, что часы носились, да еще продаются без документов, то смело отрезай больше.

За пределами дивного мира, в котором живут чувственные коллекционеры дорогостоящих хронометров, вообще считается, что часы и нужны-то только для того, чтобы давать взятки, получать их или переводить в компактное состояние уже полученные денежные купюры. История с наследием Илгиза Гарифуллина показала, что эти огромные инвестиции, перейдя под иную юрисдикцию, с грохотом обесцениваются. Ну а неприятности, пережитые Ринатом Галлямовым, еще и напоминают, что в результате этого падения прилететь может даже тем, кто совсем не при делах.

Олег НЕУСТРОЕВ, Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments