Скандал со свадебными фото: В Новосибирской области что-то стучит

0
1829

В истории затравленной «борцами за нравственность» учительницы никому не хватило здравого смысла дать отпор доносчикам.

Свадебные фотографии учительницы русского языка и литературы из Куйбышева всколыхнули российскую общественность и заставили ее задуматься о границе между личным и публичным в цифровой среде и праве учителей на личную жизнь. Но никто из официальных лиц не напомнил участникам дискуссии простую истину: ябедничать нехорошо.

Именно с ябедничества, или, если быть точнее, доносительства (а реально все же стукачества) и началась эта скандальная история.

Рисунок Сергея Мосиенко, newsib.net.

Горячие снимки на фоне храма

Под раздачу попала 25-летняя Марина Львова, на которую в январе неизвестный земляк из города Куйбышева направил жалобу в министерство образования региона. Его возмутило «аморальное поведение» педагога и фотоснимки интимного характера в соцсетях. Как оказалось, это было не спонтанное проявление социальной ответственности, а продолжение травли, которая велась в отношении педагога в пабликах Куйбышевского и Барабинского районов. В публикациях и комментариях неодобрительно мусолили лично молодую даму и фото на ее странице. Учителя даже требовали уволить.

В феврале недоброжелатели слили в Сеть официальный ответ регионального министерства образования заявителю, и он выглядел как весомый аргумент не в пользу учительницы. Публикация снимков называлась «поступком», по которому было проведено служебное расследование, а в ходе него — «совещание руководителей образовательных организаций о соблюдении педагогическими работниками кодекса профессиональной этики». С самим молодым педагогом вообще «была проведена беседа с указанием на недопустимость поведения, которое может поставить под сомнение личность учителя, и необходимость удаления фотоснимков интимного характера из публичного доступа».

Снимки удалили, но один — из фотосессии со свадьбы около храма, полностью соответствующий традиционным и православным ценностям, — пошел по рукам. И каждый, кто сопоставил бы его со словами из министерского ответа, не смог бы остаться в стороне от ситуации. В соцсетях и СМИ повально начали писать о произволе.

Сама девушка подлила масла в огонь, поделившись с некоторыми изданиями своей объяснительной и подтвердив: «Мне пришлось оправдываться за фото у храма в день свадьбы. Там мы с мужем вдвоем, и он меня обнимает. Возможно, кому-то это показалось слишком интимным моментом».

«Не осуждаю, но видеть не хочу»

Новость разошлась по федеральным СМИ, дошла до депутата Госдумы Александра Хинштейна, который поспешил встать на защиту Марины Львовой: «А с какого момента учитель у нас в стране перестал быть человеком? И в чем заключается «интимный характер» семейного фото на фоне православного храма? Кого оно может оскорбить? И ведь ни министр образования региона, ни директор школы, ни педколлектив — никто не заступился за коллегу!»

Тем временем в министерстве настаивали: СМИ раздувают фейк, удалены были совсем другие фото. В какой-то момент к официальному комментарию пресс-служба ведомства приложила удаленные учительницей фото. Парадом похоти и разврата казались те из них, на которых учительница в неформальной обстановке обнимается с мужем и одновременно чмокает в щеку подругу. Вскоре чиновники одумались и все подтерли.

Когда стало понятно, что комментарии не помогают, позицию министерства решила публично сформулировать сама министр Марина Жафярова. Где-то посреди большого прямого эфира по разнообразным вопросам образования она пояснила: когда скандал дошел до минобра, вокруг фотографий и самого учителя уже было слишком много негатива в пабликах, и надо было его гасить.

«Фото были удалены лично учителем, и я с этим решением согласна. Я остаюсь при мнении, что в фото учительницы нет ничего непристойного. Однако эта ситуация, уже не первая среди учительского сообщества, обостряет и маркирует проблему границы между личным и публичным пространством в цифровую эпоху. Уже не в первый раз учителей пытаются обвинить в непристойности за любые такие фотографии и апеллируют к особому статусу педагога, поэтому грань тонкая», — рассуждает министр.

Со слов Марины Жафяровой (справа) выходило, что спорный контент потерли исключительно ради того, чтобы не потакать хейтерам. Кадр прямого эфира из группы минобразования в соцсетях.

Вместо стукачей ограничат свободу слова?

Со слов Марины Жафяровой выходило, что спорный контент потерли исключительно ради того, чтобы не потакать хейтерам. В принципе, если под таким углом вчитаться в подписанный ею ответ жалобщику, никакого противоречия нет. Она не писала «проступок», а только «поступок». Она не писала, что молодая учительница поставила свои нравственные ориентиры под сомнение, но лишь указала, что так делать и не надо. Ну и наконец: кто ж будет спорить, что если интимные фото педагога попадут в паблик, их надо удалять?

Впрочем, не было в ответе неназванному стукачу и такого, например, очевидного факта, что указанных им нарушений на страницах Марины Львовой нет, что он может засунуть собственные представления о морали, нравственности и своих гражданских правах в… какое-нибудь другое ведомство. И, наконец, что ябедничать нехорошо.

На последнее, конечно, рассчитывать вообще бесполезно. Каждый, кто прошел через систему отечественного образования, скажет, что педагоги всех уровней доносительство осуждают лишь тогда, когда им стучат про то, что их не касается. Во всех остальных случаях они обязательно реагируют на каждый тревожный сигнал снизу.

Однако и с учетом этого позиция минобразования выглядела довольно вялой и двусмысленной. Может быть, это чтобы не прилетело за бездействие, если сигнал оказался бы «правильным». Или чиновник в принципе устроен так, чтобы реагировать неоднозначно. Но именно об этом шла речь в большинстве народных комментариев, осуждающих начальство педагога, которое пошло на поводу у кляузника и не встало на защиту коллеги.

Сейчас по обращению Марины Львовой органы проверяют жалобу на предмет клеветы, но вряд ли неизвестный наговорщик ответит за ложный донос — в наших органах никогда не были против стукачей. А пока президент Владимир Путин поручил правительству РФ и Совету по правам человека до 1 июля 2024 года представить предложения по защите чести, достоинства и репутации российских учителей от возможных нападок в социальных сетях.

Илья БАЛЕВИЧ, Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Новосибирские активисты-отменщики напоролись на Филиппа Киркорова

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.