Лучшее в мире лекарство от вируса уже принимают мыши

0
831

Новосибирские ученые предлагают свою уникальную разработку в качестве лекарственного средства от COVID-19. 

ПОКА весь мир борется с распространением коронавируса профилактикой и ожиданием вакцины, вопрос о лечении ушел на второй план. Но фундаментальные исследования и разработки специфических лекарственных препаратов для терапии COVID-19 идут полным ходом, и в Новосибирске, в Институте молекулярной и клеточной биологии СО РАН, в этом направлении есть серьезные успехи. Их суть научный руководитель института, академик РАН Игорь Жимулев прокомментировал так: «Реально сделан колоссальный прорыв для России, для российской науки: создано лекарство от вируса».

Подробности об исследовании «Рекомбинантные монокланальные антитела человека, нейтрализующие вирус SARS-CoV-2» ученые рассказали на выездном совещании мэра Анатолия Локтя.

«То, что обнаружили мы, — это является именно терапевтическим средством, лекарством, которое, если бы оно у человечества было, спасло большинство жизней, — рассказал один из авторов исследования, старший научный сотрудник лаборатории иммуногенетики, кандидат биологических наук Сергей Гусельников. — На данный момент основная стратегия остановки инфекции — это вакцинация. Этот путь необходим для сдерживания пандемии, но, к сожалению, существует опасение, что одной только вакцины недостаточно — нужна терапия, чтобы лечить больных».

Ученый считает, что монокланальные антитела являются наиболее эффективным терапевтическим агентом против SARS-CoV-2, а также могут быть использованы для профилактики заболевания. Если человеку ввести их и он проконтактирует с заболевшим человеком, то с вероятностью почти 100 процентов не заболеет.

«Что такое монокланальные антитела? В крови переболевших людей антитела против коронавируса присутствуют естественным образом. Но мы взяли не само антитело, а некий исходник, информацию о его структуре, чтобы иметь возможность воспроизводить его в нужных нам количествах.

КАК вирус заражает человека, как попадает в клетки? Он заражает не все клетки, а только те, на поверхности которых имеется определенный рецептор — ACE2. Вирус привлекается к клеточной поверхности, происходит слияние вируса и клетки, и содержимое заражает клетку. Как мы можем предотвратить заражение? Мы можем блокировать взаимодействие вируса с рецептором ACE2. И лучшим способом для этого является блокировка этого взаимодействия с помощью монокланальных антител», — объясняет Сергей Гусельников.

Антитела, особым образом «натренированные» на блокировку взаимодействия вируса и клетки, ранее получали с помощью работы с подопытными животными: например, вводя мышам вирусный белок и используя полученные антитела. Но эти антитела — это чужеродные человеческому организму белки, которые вызовут иммунный ответ. Сейчас ученые всего мира пытаются получить их напрямую из человека, из его специальных клеток — B-лимфоцитов. Они есть в крови каждого человека, задача ученых — найти у переболевших коронавирусом нужный B-лимфоцит и извлечь из него молекулу ДНК, в которой закодирована структура антитела. Таким образом, можно воспроизвести природное антитело в лабораторных условиях, рекомбинировать его и в дальнейшем лечить людей.

Коллектив лаборатории иммуногенетики первым в России освоил эффективную методику получения этих антител и сейчас занимается проверкой их свойств in vivo — на живых организмах (на хомячках и мышах). Но это направление уже активно развивается в мире.

Рассказывает старший научный сотрудник лаборатории, кандидат биологических наук Сергей Кулемзин: «В Америке есть огромные компании с многомиллионным финансированием, которые специализируются на быстром создании монокланальных антител. Когда только началась эта инфекция, первого переболевшего доставили к ним и в кратчайшие сроки начали делать антитела. Всю ту же работу, которую у нас делает коллектив из 10 человек, делала огромная компания. Сейчас завершены доклинические исследования и проводятся испытания на людях. У них уже есть препарат. Это очень востребовано в мире, потому что все понимают, что это единственный инструмент лечения заболевания».

Сергей Кулемзин отмечает, что лечение плазмой крови, взятой у переболевших коронавирусом людей, очень эффективно, но имеет серьезные ограничения — высокую вариативность: «У какого-то добровольца плазма лучше, у какого-то — хуже». Но для препарата на основе монокланальных антител врачам не нужен биоматериал. Репродуцировать их гораздо удобнее и эффективнее.

Словом, если верить ученым Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН, Россия в очередной раз имеет базу для создания не просто высокотехнологичного продукта мирового уровня с высокой добавочной стоимостью, но продукта, который поможет спасти тысячи жизней. Участники совещания договорились о координации усилий для продвижения этого проекта при помощи возможностей городского, областного и, вполне возможно, федерального уровней.

Максим ТЕТЕР, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.