МНЕНИЕ: Забытые герои, или О проблемах сохранения исторической памяти

0
525

На торжественном собрании, посвящённом Дню города, как положено, в этом году вспоминали почётных жителей Новосибирска — наших выдающихся земляков, отмеченных за большой вклад в развитие города и иные заслуги перед ним. Почему-то традиционно никто не вспомнил чернобыльцев и ветеранов подразделений особого риска.

Владимир Дроздов. Фото newsib.net.

Не вспомнили Геннадия Дмитриевича Лыкова — Почетного жителя города, заслуженного строителя, Героя Социалистического труда. Нет, его не забыли совсем — благодаря высшей мирной награде СССР Геннадий Дмитриевич остается в своем высоком статусе. Правда, никто уже и не знает, что Золотую звезду он получил за мужество и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и устранении ее последствий.

Не говорят про Валерия Николаевича Кармачева — Почетного жителя города, заслуженного строителя, одного из руководителей строительных работ в Чернобыле.

Если разобраться, это выглядит очень несправедливо, но не вспоминают и других новосибирцев, кто, рискуя здоровьем и жизнью, ковал ядерный щит Родины, создавал атомную энергетику, спасал весь мир от ядерной чумы после катастрофы на ЧАЭС. Их как бы нет в истории нашего города, и такое ощущение, что никогда и не было.

Генерал-лейтенант Павел Матвеевич Недзелюк – заслуженный военный летчик СССР, командир авиационной группы, вертолетчики которой «глушили» взбунтовавшийся реактор ЧАЭС в первые часы после аварии.

Контр-адмирал Георгий Сергеевич Мигиренко — всемирно известный учёный в области механики, организатор науки, педагог высшей школы, доктор технических наук, лауреат Ленинской премии, заслуженный деятель науки и техники РФ. Георгий Сергеевич не только принимал участие в создании новосибирского Академгородка, он в 1957 году руководил научными и военными экспериментами на ядерном полигоне на Новой Земле, в ходе которых определялось «влияние атомных взрывов на корабли и подводные лодки».

Президент России Владимир Путин недавно сказал, что восхищён патриотизмом, героизмом и самоотверженностью людей, создававших ядерную энергетику и промышленность, двигатели для полётов в космос. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко по поводу восхищалась женщинами, работавшими на равных с мужчинами на Семипалатинском ядерном полигоне. А ведь и среди первых, и среди вторых были жители нашего города, нашей области. Они — и мужчины, и женщины — работали на разных полигонах, предприятиях атомной промышленности, атомных электростанциях, участвовали в военных учениях и научных испытаниях, ликвидировали последствия радиационных аварий и катастроф. Шли на это с мыслью о том, что работают на благо своей Родины, ради ее защиты. И мы прекрасно видим, что их труд не пропал даром: плоды их самоотверженного труда сейчас сдерживают недружественные страны от опрометчивых действий в отношении России. И «мирный» атом действительно стал мирным — работает на процветание нашей страны и многих других.

А как же те, кто всё это создавал? Что же с ними происходит? Что же с памятью об этих героях?

В 1999 году Государственной думой РФ был принят, а впоследствии одобрен Советом Федерации РФ Закон РФ «О социальной защите непосредственных участников деятельности в области ядерного оружия – граждан из подразделений особого риска». Он предусматривает одинаковые льготы и меры социальной поддержки и военным специалистам, и гражданским участникам испытаний ядерного оружия и устранения ядерных инцидентов. Но закон был отклонён президентом Борисом Ельциным. Причина – «отсутствие необходимых средств в федеральном бюджете».

Причина абсурдна и по тому времени, и тем более по нынешнему. В 1999 году гражданского персонала, участвовавшего в разработках и испытаниях ядерного оружия, по всей России насчитывалось не более пяти тысяч человек, а в наши дни их осталось дай Бог чтобы половина от того количества. Эти люди, как правило, уже инвалиды из-за воздействия радиации, их пенсий с трудом хватает на нормальную еду, лекарства и оплату коммунальных услуг.

Каждый год 26 апреля чернобыльцы собираются у стелы в Нарымском сквере. Фото newsib.net.

Необходимо что-то делать. Как-то помогать этой немногочисленной категории граждан.

Мы неоднократно обращались и к сенаторам, и к депутатам Государственной думы, рассказывали об этом несправедливом отношении к людям — гражданским специалистам, которые принимали участие в испытаниях ядерного оружия и устранении ядерных инцидентов плечом к плечу с военнослужащими. Радиация не выбирала, гражданский ты или военный. Облучение получали все в равной мере. К сожалению, ответа так и не дождались. Никакого.

В работы по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС огромный вклад внесли Вооружённые силы СССР – это вертолетчики ВВС, кадровые офицеры инженерных войск и войск химзащиты, подразделений гражданской обороны и военно-строительных частей Минсредмаша и Минэнерго, воины-резервисты, призванные из запаса на специальные военные сборы и направленные в чернобыльскую зону для проведения работ по дезактивации населенных пунктов, очистке территории, помещений и кровли станции от обломков радиоактивного графита, военнослужащие ВВ МВД СССР, сотрудники ОВД. В ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС участвовало 2700 жителей Новосибирской области, и среди них было 576 кадровых военных и 1214 резервистов, призванных из запаса и направленных в чернобыльскую зону.

Новосибирцам есть кем гордиться. Более 500 воинов-сибиряков за мужество и самоотверженность, проявленные при ликвидации катастрофы, были награждены орденами Красной Звезды, Мужества, «За службу Родине в ВС СССР», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За отличие в воинской службе». Это боевые награды, получены они военнослужащими в мирное время.

Мы всегда будем помнить имена наших героев. Полковник Виктор Иосифович Лелюх, первый командир Сибирского полка, выполнявшего боевые задачи по дезактивации в Чернобыльской зоне. Генерал-майор Леонид Алексеевич Притворов, организовывавший эвакуацию населения из зоны отчуждения. Подполковник Георгий Анатольевич Пикалов, организовывавший работы по дезактивации объектов ЧАЭС. И многие, многие другие, зачастую не имевшие высоких воинских званий, но все же ставшие героями, оцененными Родиной по достоинству. Многих из них уже с нами нет, они ушли из жизни, но мы должны сделать всё, чтобы память о них и о сотнях других генералов и рядовых Чернобыля была сохранена.

Но что будет с памятью о них, когда нас не станет? Смогут ли наши потомки сохранить их имена?

Когда мы, выполнив свой воинский и гражданский долг, уезжали из Чернобыля, о нас говорили: «Как в Великой Отечественной войне сибиряки отстояли Москву, так и в Чернобыле сибиряки сделали всё возможное и невозможное для ликвидации последствий катастрофы». Но эти слова остались только словами.

В 2021 году, в канун 35-летия со дня катастрофы на Чернобыльской АЭС, в Новосибирской области был создан оргкомитет по подготовке мероприятий, посвящённых этой дате. Был разработан план, в 7-м пункте которого стояла рекомендация установить в сквере Славы памятный знак воинам-сибирякам – ликвидаторам последствий радиационных аварий, катастроф и участникам испытаний ядерного оружия.

План был утвержден, однако решение этого вопроса натолкнулось на «мягкое» сопротивление и непонимание. Мы сталкивались с ним в разных кабинетах – от областного военкомата до администрации области и мэрии Новосибирска. Переходя из кабинета в кабинет ответственных работников, мы слышали: «Вас, конечно, у нас все любят и уважают, но есть целый ряд причин, по которым устанавливать этот памятный знак нежелательно».

Почему? Мы не понимаем. Что — памятная стела воинам-чернобыльцам не может находиться рядом с памятными знаками воинам-интернационалистам, воинам, участвовавшим в контртеррористической операции на Северном Кавказе, воинам, павшим на фронтах Великой Отечественной? Почему? Чернобыльцы совершили менее значимый подвиг? Но разве вообще можно сравнивать подвиги? Или ликвидация последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС не считается войной, а мы все, ликвидаторы, являемся не защитниками Отечества, а просто жертвами радиационного воздействия? Но для нас-то это была война, и нас награждали за участие в ней боевыми орденами и медалями. Да, ранения были не пулевые, но радиационные, несущие впоследствии потерю здоровья и даже жизни.

Большая несправедливость просматривается и в системе памятных дат, посвященных этим людям. День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах, 26 апреля, появился в официальном календаре памятных дат России через 7 лет после аварии и с тех пор отмечается ежегодно. Памятная дата была установлена постановлением Президиума Верховного Совета РФ от 22 апреля 1993 года и в апреле 2012 года переименована в День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф. По мнению законодателей, изменения в названии даты позволили увековечить память погибших и отдать почести ныне живущим участникам ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф.

Первый вопрос – почему о том, что это государственная памятная дата, а не корпоративная, только для чернобыльцев и членов их семей, помнят лишь сами чернобыльцы?

Не представители власти, снисходительно позволяющие проводить нам мероприятия в этот день. Часто бывает, что мы сами проводим, сами скорбим, сами себя поздравляем. А из администрации присылают третьих заместителей начальников отделов — просто посмотреть, что происходит. А почему бы не прийти первым лицам, обратиться с теплыми словами приветствия и соболезнованиями к ликвидаторам и вдовам? Уровень собрания не позволяет спуститься к народу? А что будет, когда нас останется совсем мало или совсем не станет? Так и уйдет в небытие эта памятная дата России.

Второй вопрос — зачем объединили две таких серьезные темы в одну — участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и жертв этих аварий и катастроф?

Первый саркофаг над 4 блоком ЧАЭС.

Для чернобыльцев есть своя собственная памятная дата- 30 ноября, неофициальный День Победы. В этот день в 1986 году был сдан в эксплуатацию объект «Укрытие» (Саркофаг). Был сделан первый большой шаг к победе над разбушевавшимся «мирным атомом». Впереди было еще долгих четыре года войны с радиацией. К сожалению, она так и не была до конца побеждена. Но 30 ноября все чернобыльцы, невзирая на год участия в ликвидации последствий катастрофы, отмечают эту дату именно как День Победы и день чествования героев. Неофициально, уже почти 40 лет.

Почему неофициально? Почему не разделить эти две темы? Отдельно — День памяти жертв радиационных аварий — 26 апреля. Отдельно — День чествования героев чернобыльцев 30 ноября.

Почему на Украине, в Белоруссии можно было раздельно отмечать эти даты, а в России нет?

Сейчас и в отдельных регионах России — в Крыму, на Донбассе, в Запорожье, в Херсонщине, а также в Калужской области, в Санкт-Петербурге — законодатели смогли на местном уровне принять закон о памятной дате 30 ноября – она стала Днем участников ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС.

Мы бы хотели, чтобы так было и в Новосибирской области. Почему не сделано до сих пор? Нет финансовых возможностей? Так и на проведение мероприятий 26 апреля особых денег не выделяется. Мероприятия организовывают, как правило, сами чернобыльцы — с помощью волонтеров и детских художественных коллективов.

Вопросы остаются без ответов.

Мы не жалуемся. Мы многого добились в помощь ликвидаторам последствий радиационных аварий и катастроф, участникам испытаний ядерного оружия. Потому что понимаем: если хочешь что-то сделать – то берёшь и делаешь, а если не хочешь – ищешь причины не делать. Но все же создаётся впечатление, что сохранение памяти о «покорителях атома» — чернобыльцах и ветеранах подразделений особого риска — это что-то такое очень неудобное, о чем лучше не говорить, о чём лучше умолчать, а лучше и вовсе не вспоминать.

Да, жизнь — сложная штука. О чернобыльцах постепенно забывают, нас становится все меньше и меньше, время постепенно стирает человеческую память. Когда говоришь, что ты чернобылец, в ответ удивлённо поднимают брови: вы ещё живы? Да, мы еще живы и хотим, чтобы память о наших товарищах и братьях тоже была жива.

Владимир ДРОЗДОВ,
участник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, председатель Сибирского регионального Союза «Чернобыль» (с 1990 года), председатель Межрегионального совета Союза «Чернобыль» России в СФО и ДвФО, специально для «Новой Сибири»

Ранее в «Новой Сибири»:

Владимир Дроздов: Как только мы замолчим, про Чернобыль все забудут

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.