Перевозчик отстоял инвалидов по 19 пунктам из 20

0
238

Ространснадзор и железнодорожный перевозчик не сошлись в понимании прав инвалидов на пользование транспортом. 

РАБОТА по обеспечению прав инвалидов — давно уже не просто тренд, а требование закона. Но, как бывает с нашими законами, их толкование на местах часто отличается от московского.

В октябре прошлого года Сибирское управление государственного железнодорожного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (проще говоря — Ространснадзора) выписало акционерному обществу «Федеральная пассажирская компания» предписание. В нем было 20 пунктов о том, что АО «ФПК» не очень-то заботится о возможности комфортного передвижения инвалидов в поездах дальнего следования.

«Дальнее следование» в нашем случае — это не «Москва — Владивосток», а что-то вроде «Новосибирск — Кулунда», «Томск — Белый Яр» и «Омск — Рубцовск».

Претензии Ространснадзора в конечном счете сводились к трем пунктам. Во-первых, для пассажиров, «имеющих стойкие нарушения функций самостоятельного передвижения» (читай — колясочников), в поездах отсутствует возможность входа в поезд и выхода из него с помощью вспомогательных посадочных устройств. Во-вторых, во время движения поезда нет возможности оставаться в своем кресле-коляске. И, в-третьих, не предоставляются вспомогательные кресла-коляски. Все это надзорный орган предписывал устранить уже к январю.

В общем, на первый взгляд все плохо. Однако АО «ФПК» с предписанием не согласилось. И не только со сроками, но и с самой постановкой вопроса. На прошлой неделе обоснованность документа по жалобе перевозчика рассмотрел Арбитражный суд Новосибирской области. И встал на сторону ФПК, отменив 19 пунктов предписания из 20.

Чем это мотивировалось? Суд принял объяснения перевозчика о том, что при посадке инвалидов с низкой платформы в вагон, не оборудованный подъемным механизмом, пассажира в вагон занесут проводники. А потом и высадят — в обратном порядке.

Но это в простых вагонах. Специальные вагоны для перевозки инвалидов тоже существуют. Но именно их-то Ространснадзор и не проверил. То есть, условно говоря, проверили первый попавшийся вагон, увидели, что там нет подъемника, и зафиксировали нарушения. А между тем закон и не обязывает перевозчика включать спецвагоны в каждый поезд.

ФПК предоставила суду и доказательства того, что помощь инвалидам оказывается и при передвижении по территории вокзала, при входе и выходе из поезда. И суд это устроило.

В заседании, кстати, пришлось разбираться и с совершенно казуистическим моментом, не имеющим отношения к существу вопроса. В предписании Ространснадзора говорится, что оно вынесено на основании акта проверки вагонного участка Новосибирск-Главный по адресу Бурлинский переезд, 1. Но вокзал, как известно каждому, находится на улице Шамшурина.

И в довершение: в решении суда отмечается, что «материалы дела не содержат сведения о фактах обращений граждан, являющихся инвалидами, в АО «ФПК» на предмет нарушения их прав на беспрепятственное пользование железнодорожным транспортом». Получается, защищая инвалидов, в Ространснадзоре решили обойтись без них самих.

  1. S. А между тем пользователи ориентированных на инвалидов транспортных услуг распространяют в соцсетях лайфхаки и пишут о личном опыте. Вот что они пишут.

Чтобы колясочнику воспользоваться услугами РЖД, заявку надо подать за два-три месяца до поездки. Чтобы воспользоваться вагоном со спецкупе для инвалида или лежачего больного, необходимо иметь на руках медицинские документы, удостоверяющие право гражданина на это. В купе два места для пассажира с ограниченными возможностями и сопровождающего. Если сопровождающего нет, выкупать нужно оба места.

«В октябре я позвонил по номеру РЖД 8 (800) 775-00-00 и попросил соединить с центром содействия мобильности. Попросил составить заявку-обращение на добавление спецвагона в состав, который идет в нужном мне направлении. Заявка рассматривалась около трех недель. Когда она оформлена, вам сообщат номер обращения. Позже скажут, где и когда можно выкупить билеты в спецкупе. В кассе потребуются документ, удостоверяющий личность, а кроме него — удостоверение инвалида (или справка ВТЭК, или справка МСЭ, или ИПРА, или документ лечебного учреждения, подтверждающего необходимость исключения контактов с возможными носителями инфекционных заболеваний — что-то одно).

Алексей МАКСИМОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.