Развалившееся дело и другие обстоятельства

0
326

Уголовное дело против застройщика велось по заявлению бывшего мошенника при поддержке бывшего полицейского

ДЕЛОМ Антона Коновалова, совладельца и руководителя группы компаний «ПТК-30» (застройщика целого ряда заметных в Новосибирске жилых комплексов), новосибирским правоохранителям еще долго будут пенять коллеги. Шутка ли — после 9-месячного расследования ему сначала меняют тяжелую статью на легкую, а потом и вовсе просят суд заменить уголовное преследование судебным штрафом. В России даже условные сроки по экономическим статьям общественное мнение приравнивает к оправдательным приговорам. 95 тысяч судебного штрафа — это вообще как почетная грамота.

Осенью прошлого года в правоохранительные органы обратился некий Антон Кирилеев. В заявлении о преступлении он указал, что директор фирмы «Виакон «Проект Радуга» Антон Коновалов не- обоснованно требует с него 1,6 млн рублей за переоформление права требования на квартиру. Заявителя оснастили звукозаписывающей аппаратурой и «куклой» — нарезанной бумагой, упакованной вместе с небольшим количеством наличных. В момент  передачи средств прямо в переговорку, где проходило оформление договора, со словами «все остаемся на местах» вошел сотрудник полиции.

Коновалова арестовали, до весны продержали в СИЗО, а потом выпустили под домашний арест. А в мае Железнодорожный суд принял решение, после которого стало ясно: все это было напрасно, потому что Антон Кирилеев прав требовать у фирмы Коновалова квартиру просто не имел. Такой вердикт вынес суд, рассматривая гражданский иск несостоявшегося покупателя. У него, как выяснилось, вообще отношения существовали не с ООО «Виакон «Проект Радуга», а с его подрядчиком, который на эту квартиру еще не выполнил работы.

После этого вместо обвинения в коммерческом подкупе (ч. 8 ст. 204 УК РФ) в материалах дела появилась статья за злоупотребление полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ).

ДЛЯ понимания: коммерческий подкуп — это до 12 лет лишения свободы, а превышение полномочий — лишь до четырех. Коновалову инкриминировали, что он использовал свои полномочия вопреки интересам компании, чем причинил ей вред. Правда, вопросы «какой смысл это делать, если компания твоя?», а также «почему пострадавшим является некий посторонний для компании гражданин?» оставались без ответа.

После того как Антона Коновалова освободили от уголовного преследования, прокуратура напомнила, что «лицо, впервые совершившее преступление средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, с назначением судебного штрафа». Но не уточнила: подразумеваемый ущерб гасил не Коновалов, а Кирилеев — тот человек, по заявлению которого следователи в эту историю и ввязались. Причем совершенно напрасно.

Ну и уж совсем никто не обратил внимания на то, что Антон Кирилеев совсем недавно фигурировал в другом громком уголовном деле, но уже в качестве обвиняемого. После долгого судебного разбирательства его признали виновным в семи эпизодах мошенничества и присудили семь лет лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет. Этот срок уже прошел, и про историю, где нынешний заявитель работал в составе банды двенадцати кредитных мошенников, можно было бы и не вспоминать, если бы не такая мелочь: человек по его заявлению несколько месяцев жизни провел в следственном изоляторе. За то, что подписал совершенно легальный договор и дал свои сотрудникам поручение принять наличные деньги в кассу компании.

Интересно и то, что активную роль в формировании материалов развалившегося дела играл руководитель службы безопасности «ПТК-30» Михаил Чуканов. Очевидцы утверждают, что бывший работник правоохранительных органов, пять лет отработавший в группе, живо и неформально консультировал следователей, а в конце 2017-го даже публично выступил с заявлением о заинтересованности следователей в затягивании дела.

Это ладно — в смысле, «ладно» с точки зрения системы: подумаешь, посидел «коммерс» в тюряге, отпустили же. Но «ПТК-30» — крупный работодатель, а также застройщик, который возводит жилые дома на средства тысяч дольщиков. После ареста директора суды вздрогнули от исков.

Вишенкой на торте, иллюстрирующей то, что началось после ареста, стал иск налоговой инспекции о взыскании с самого Антона Коновалова лично небольшой задолженности по транспортному налогу, образовавшейся в 2011 году. Судья удивился и в иске отказал — сроки истекли.

Однако основной поток делопроизводства заняли иски работников и банкиров. Но если с первыми до решений в основном и не доходило (долги по зарплате погашали во внесудебном порядке), то со вторыми оказалось сложнее. Потребовал все остатки кредита Сбербанк, причем сразу, ссылаясь на положение Гражданского кодекса о том, что «при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами». Кредитную линию ООО «Виакон «Проект Радуга» Сбербанк открывал в 2014-15 годах. Общая сумма — 470 млн рублей. А тут забирает разом солидарно с многих компаний группы остатки на 20 ноября 2017-го — 245,7 млн. руб. Так что неудивительно, что сегодня в суде уже рассматривают и иск Сбербанка о признании структур «ПТК-30» несостоятельными.

Участники рынка уверены: то, что происходит вокруг «ПТК-30», — специальный наезд. «В группе компаний ситуация была и остается нулевая, — считает независимый аналитик рынка недвижимости Сергей Николаев. — Если застройщик не погрязнет в штрафах, то он вылезет. А если его обанкротят — появятся четыре тысячи обманутых дольщиков».

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments