Сколько надо пронести в себе жидкости, чтобы такое предлагать?

0
37

Антитеррористические законодательные инициативы депутатов Государственной Думы могут оказаться гораздо страшнее самих террористов. 

«КАК ЖИЗНЬ СКУЧНА, когда боренья нет», — уверял в своих стихах известный смутьян Михаил Лермонтов. Спорить с ним бессмысленно, во всяком случае, мы, русские люди, начинаем активизироваться лишь когда есть шанс кого-нибудь и в чем-нибудь победить. Просто одни предпочитают использовать для выяснения отношений кулаки, а другие — более тонкие, однако не менее суровые, законные методы. В частности, речь идет о депутатах Государственной Думы, уж такая у них традиция — начинать новый год с каких-нибудь запретов и ужесточений для «врагов народа». Например, 2013 год начался с козней американцам, которые вылились в «закон Димы Яковлева». Сейчас, после трагических событий в Волгограде и Пятигорске (напомним: в последний числах декабря в Волгограде состоялись два взрыва: на вокзале и троллейбусе; в Пятигорске взлетел на воздух автомобиль «ВАЗ-2105»), объявлен бой всем террористам. О том, что теперь на борт самолета запрещено проносить любые жидкости, большинство уже наверняка слышало. Однако есть и другие весьма любопытные законопроекты.

Судя по всему, депутату от фракции ЛДПР Роману Худякову не дают покоя лавры Иосифа Виссарионовича Сталина. Ведь, несмотря на свою известную фразу: «Сын за отца не отвечает», главный вождь народа без особых сожалений отправлял в специальные лагеря жен и детей  изменников Родины, членов право-троцкистской шпионско-диверсионной организации.  Жириновец решил от души воспользоваться историческим опытом и внес законодательную инициативу о привлечении ближайших родственников террористов к уголовной ответственности (включение в УК статьи 23.1). Причем наказывать их будут и в том случае, если сам исполнитель теракта погибнет.

Согласно Семейному кодексу РФ близкими родственниками являются родители, дети, дедушки, бабушки, внуки, братья и сестры (в том числе и сводные). Последние наиболее интересны. Представьте себе: живете спокойно, никого не трогаете, закон не нарушаете, и вдруг оказывается, что вы обязаны нести уголовную ответственность за некого террориста, с которым даже не знакомы, так как он оказался еще одним сыном вашего отца, с которым вы уже много лет не общаетесь. Как-то не слишком справедливо выходит. Да и вообще, не все же родственники дружны и общаются между собой, так почему они так же должны быть виновны?

Также подготовленный документ ужесточает наказания за теракты, содействие и обучение террористической деятельности, оправдание терроризма. За все перечисленные действия Худяков предусматривает наказание от 10 до 25 лет колонии либо пожизненное заключение. Кроме того, депутат предлагает в качестве дополнительных наказаний назначать виновным конфискацию имущества, лишение права на свободный выезд из России и арест банковского счета с изъятием денежных средств.

И В КАЧЕСТВЕ заключительной вишенки на торте в законопроекте содержится пункт о лишении виновников терактов специальных, воинских или почетных званий, классных чинов и государственных наград.

В общем, радикализм по полной программе. Как отмечает жириновец в пояснительной записке: «В Израиле власть радикально решает проблему терроризма: дом, в котором проживает семья террориста (или лица, каким-либо образом причастного к совершению преступления против общественной безопасности), подлежит сносу. Эти меры заставляют его задуматься не только о себе, так как своими действиями он обрекает свою семью на голодное существование с навсегда запятнанной репутацией».

Инициатива-то, прямо сказать, пугающая: теперь люди будут бояться не столько терактов, сколько того, что могут быть хоть каким-нибудь случайным образом оказаться причастными к ним. Вот, правда, сократит ли страх количество взрывов — неясно. У нас в стране, как правило, такие методы не работают.

Впрочем, коллеги Худякова по партии и на этом не успокоились. На этой неделе элдэпээровцы Ярослав Нилов и Игорь Лебедев представили законопроект против телефонного терроризма. В частности, предлагается внести поправки в Закон «О связи», которые заставят операторов телефонной связи передавать в неизменном виде информацию о номере звонящего. Проще говоря, на территории России установят запрет на скрытые и подложные номера.

Как сказано в записке к документу: «Широкомасштабное использование технологий с подменой вызывающего абонента несет в себе не только угрозы социально-экономического характера, но и создает угрозы жизни граждан и безопасности общества. Такая подмена не позволяет правоохранительным органам и антитеррористическим структурам оперативно раскрывать возможные угрозы проведения террористических актов, предотвращать их подготовку и исполнение. На общегосударственном уровне такие схемы создают дополнительные препятствия для проведения оперативно-разыскных мероприятий, осуществления следственных действий, а также обеспечения целостности и устойчивости функционирования единой сети электросвязи».

Если закон примут, то у операторов связи, нарушивших требования о передаче номера в неизменном виде, могут приостановить или даже отозвать лицензию.

Вот, кстати, в этом, по мнению большинства экспертов, ничего страшного нет. Единственное — по большей части антитерроризм здесь ни при чем, потому что все же эта мера поможет бороться с нелегальной маршрутизацией трафика. Между прочим, операторы единодушно поддерживают инициативу, так как считают, что при таких звонках, во-первых, существенно снижается качество связи, а во-вторых, открывается много возможностей для мошенников. Сейчас, по оценке экспертов, в России ежегодно используются десятки тысяч подмененных номеров, а количество звонков с них достигает нескольких миллионов.

Еще один тематический законопроект был подготовлен членом фракции «Единая Россия» Робертом Шлегелем, который предложил ужесточить меры наказания за информационную поддержку террористов.

Планируется, что документ коснется ряда статей Уголовного кодекса, а также Законов «О СМИ» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В частности, Шлегель предлагает расширить часть 1 статьи 205 УК «Террористический акт», включив новый состав преступления — сокрытие информации о готовящемся теракте, и приравнять к его проведению. Сокрытие информации грозит лишением свободы от 8 до 15 лет так же, как и совершение теракта без отягчающих обстоятельств.

Помимо этого за распространение информации об актах терроризма, не подтвержденной свидетельскими показаниями или официальными заявлениями властей, вводится уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок от одного года до четырех лет (это же касается и заведомо ложных сообщений о готовящихся террористических актах).

Вы заметили, что в этих двух пунктах есть явное несоответствие? Получается, что если человек подозревает о том, что его сосед изготавливает бомбу, то вариантов у него нет. Если эта информация окажется правдивой, то его посадят за ее сокрытие, а если он сообщит в правоохранительные органы, однако сведения не подтвердятся, то тоже посадят, но уже за предоставление ложных показаний. Порочный круг какой-то.

В случае же публикации непроверенной информации, при признании ее не соответствующей действительности, СМИ может быть вынесено предупреждение Роскомнадзора о злоупотреблении свободой информации. Если недостоверные сообщения являются систематическими, то может последовать отзыв лицензии. Это дополнение вносится в статью 4 Закона «О СМИ».

По словам инициатора, важно устроить террористам некую информационную блокаду и полностью перекрыть и урегулировать потоки информации о таковых деяниях в медиапространстве. По всей видимости, журналистам следует быть, как скульптура трех известных обезьянок «ничего не вижу — ничего не слышу — ничего не скажу», а если скажу, то лишь то, что одобрено. Впрочем, эта идея уже давно близка различным представителям властных структур. Шлегель, например, считает, что единственная новость, которая может появиться в СМИ о террористе, — то, что данный боевик уничтожен.

Однако все это пока только предложения, которые сначала будут обсуждать на профильных комитетах, а уже затем на сессиях Госдумы. Так что эти документы успеют еще несколько раз видоизмениться. Если же говорить о том, что происходит прямо сейчас, то невозможно оставить без внимания то, что с 11 января в связи с Олимпиадой в Сочи в российских аэропортах запретили проносить на борт самолета любые жидкости в любых количествах (старые правила допускали проносить собой жидкости, не превышающие по объему 100 мл). В том числе средства личной гигиены, косметические средства, аэрозоли и гели в любых емкостях, живописные краски, грунты, клеи и еще многое другое. Все это необходимо отправлять в багажное отделение, где сумки проверяются с использованием технических средств досмотра и размещаются на борту воздушного судна в специальных багажных отсеках. Жидкие медикаменты брать можно, но лишь при наличии медицинской справки. Также послабления есть для детского питания и материнского молока в количестве, необходимом для полета, при условии их идентификации и на товары, приобретенные в контролируемой зоне, в том числе в магазинах Duty Free.

Выходит, что коньяк, купленный в «стерильной» зоне аэропорта, проносить с собой можно запросто и без проблем, а вот астматикам нужно еще доказать свое право провозить на борту ингалятор. Вот она, загадочная русская душа. Капли для носа, сироп от кашля и прочие незначительные лекарственные препараты, которые обычно люди используют самостоятельно, без рецепта, также придется документировать у врачей, иначе будешь лететь 16 часов, изнывая от заложенного носа и боли в горле. А если заразился накануне вылета и не успел к врачу, тоже твои проблемы, нечего больным летать. Вылечишься, тогда и махнешь. Не нравится, отправляйся поездом или, там, пароходом.

Нет, конечно, как известно, лучше «перебдеть, чем недобдеть», но ведь сейчас существует огромное количество специальных приборов, использование которых может вычислить наличие взрывчатых веществ без дополнительных усложнений для пассажиров. Например, не так давно наши новосибирские ученые создали прибор, который по запаху определяет тротил в воздухе или даже багаже, — так называемый газовый хроматограф. За считанные секунды он может выявить все известные в мире взрывчатые вещества. Казалось бы, установи в каждый аэропорт, вокзал страны такой прибор, и проблема терроризма, по крайней мере на транспорте, будет навсегда решена. При наличии финансирования уже через год-полтора хроматограф можно будет поставить в серийное производство. Однако почему-то научные изыскания у нас не в почете, предпочитаем действовать по старинке: отбирать, запрещать и ужесточать. Это обычно проблем не решает, зато делает врагов не такими страшными, как методы борьбы против них.

Алина МАКСИМОВА, «Новая Сибирь»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.