30 лет с музыкой, или Не зря прожитые годы

0
677

Елена Поповская  уходит из филармонии. Это очень грустно. Это не простое для нее событие —все-таки, по ее словам, она проработала там — как в сказке — тридцать лет и три года. Когда-то я уже писал о ней — что она небычайно выносливый и надежный солдат на сценическом поле. Она может отлично играть все, что требуется. Она, как мне кажется, беззаветно любила и любит нашу концертную организацию, Все эти тридцать лет и три года.

Я помню ее с первого дня прихода в филармонию. В 1987 году это было. Филармония осваивала Дом Ленина. Все было ветхим, истлевшим и местами даже прогнившим. Тем не менее, в общественном сознании это здание воспринималось как дворец. А самое главное, что у людей появилась перспектива, чувство гордости за свой город.

Именно в  этот период я и приметил девушку — худощавую, в очках, в синем джинсовом комбинезоне на лямках, вечно, куда-то спешащую.

Помню, я еще спросил у художественного руководителя организации, Елены Потапьевой:

— А это кто это у нас такой демократичный? Уж очень непривычно было видеть в тот момент сотрудника филармонии в таком имидже.

— Это наша новая пианистка, Леночка Поповская!

Так я впервые услышал это имя.

С тех пор прошло тридцать лет. Или 10950 дней!  И вдруг я увидел на афише сообщение о ее бенефисе, который  должен был состояться 29 ноября 2017 года, — буквально завтра, в камерном зале филармонии, в здании, где она до сих пор летает по ступенькам, вечно торопясь и стремясь не опоздать.

Не побоюсь заявить, что на таких людях, как Лена, держится вся музыкальная жизнь страны!

Многих ли концертмейстеров вы знаете? Нет, эти люди как бы на заднем плане, хотя без них не возможен никакой вокальный концерт. Ни скрипичный, ни виолончельный. Хороший концертмейстер — это половина успеха. А Лена свою работу это делает виртуозно, она играет сольные номера, участвует в ансамблях.

А совсем недавно, к стыду своему, я впервые увидел ее самозабвенно играющей на органе в Stabat mater Карла Дженкинса, — к слову, одного из любимых ее композиторов. При этом она буквально парила над органом, и только ее руки-крылья летали над клавишами. Стиль ее игры мне напомнил игру Джона Лорда, это было одновременно и традиционно, и современно.

А скольким молодым композиторам помогла Елена, впервые исполнив их работы…  Нет, не может нормально жить музыкальная жизнь страны, без таких, как Лена. Глубоко импонирует и то, что, несмотря на предельную занятость (ох, уж эта безотказность) она успевает — даже летом —  много читать. И тут, как у любого выходца из 70-х годов, русская классика чередуется с Куртом Воннегутом, Кэндзабуро Оэ, Хулио Кортасаром, Айрис Мердок… Да, мы выросли на одних «букварях». И к музыке мы пришли одной.

Да, и классика, и зарубежный рок — включая мой любимый Radiohead — все это, преломившись в душе, отражается на подборе произведений для исполнения и на манере его подачи: Бах, Моцарт, Шопен, Шуберт, Вилла-Лобос, Мессиан, Дженкинс и многое другое.

Все эти авторы прозвучат в исполнении Елены и ее друзей — Новосибирской хоровой капеллы, ансамбля «Маркелловы голоса», ранней музыки Insula Magica, Татьяны Костиной, Олеси Журавкиной, этнодуэта Sandal и любимой многими заслуженной артистки России Юлии Рубиной.

Лена небезразличный человек. Ее филармонии уж точно будет не хватать. Но я очень надеюсь, что она не оставит свою организацию в трудный для нее период,который ей предстоит — своего рода перестройки.  Ладно, пусть мы будем слышать и видеть ее не так часто как раньше, но все таки она останется маленькой частичкой, которая всегда живет внутри нас.

Удачи, Лена. Ты Солдат вселенной в мировой борьбе добра со злом!

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.