Свой юбилей отметил один из самых известных кинодеятелей Новосибирска — режиссер-документалист Элла Давлетшина. 

УЖЕ 20 лет Элла Давлетшина организует международный смотр документального кино «Встречи в Сибири», продолжая при этом снимать и собственное кино. О жизни и кино мы поговорили с режиссером, празднующим свой юбилей вместе с юбилеем своего детища — «Встреч в Сибири».

— Как начинается кино в жизни? Начинается с похода в кино, как у нашего замечательного режиссера научно-популярных фильмов Леонида Леонидовича Сикорука? Или это были детские впечатления, может быть, уже не детские?

— Первое свое кино я сняла в пять-шесть лет. (Смеется.) Камеру я тогда держать еще точно не могла. Я вдруг поняла, что мне нравится наблюдать за людьми, угадывать, кто они. До пяти лет я жила в Москве, а потом помню, что стою на остановке, это уже в Уфе было, тогда автобусы ходили не часто. И я увидела людей, это были солдаты. Мне было интересно понять, что это за мир, как они разговаривают. Вообще, должна сказать, что документальное кино в природе детей, дети — большие документалисты. Они запоминают, как люди говорят, хотя мы считаем, что у них одни сказочки на уме. Обратите внимание: многие люди любят в детстве смотреть в окно, а там идет жизнь, ведь это кадр…

— Сюжеты, да?

— Да, маленькие, большие сюжеты, а если лето, то какие-то обрывки разговоров, стук, звон… — то есть ведь даже фонограмма есть.

— Но все-таки первой любовью была литература?

— И да, и нет. На самом деле первой любовью был театр. Я поехала поступать в Ленинград в театральный институт. Но по молодости лет и прочим причинам меня не взяли. Я посмотрела, что рядом, и решила, что Ленинградский университет мне нравится. Кстати, потом никогда об этом не жалела. Хотя в итоге проводила большую часть времени в театральном институте на Моховой, там был прекрасный мастер. Но обучение на филологическом в Ленинградском мне дало все равно очень много. Мы учились друг у друга. Даже поездки на картошку были замечательные. Представляете, я кормила картошкой Мишу Веллера, потом уже ставшего известным прозаиком, а тогда просто Мишу. Или стихи Татьяны Калининой, написавшей много прекрасных текстов песен: например, в фильме «Паганини» — «Дорога без конца», помните.

— А что-то сейчас всплывает в памяти из ее строк?

— Да, сейчас вспомню стихи Калининой. «Мы помним, как ночной порою навстречу прозвучавшим «Ах!» лицо башкирского покроя светло маячило в дверях». Это обо мне.

— Как же появилось в этой жизни кино?

— Все решает любовь. Влюбилась в оператора Сергея Лаврентьева, как раз тогда заканчивавшего ВГИК. И судьба пошла по-другому. Корпункт Ленинградской студии документальных фильмов в Вологде, блестящая команда этой студии, ее расцвет, общение с Павлом Коганом, Михаилом Литвяковым. После этого поступила уже во ВГИК. Моим дебютом был сценарий к фильму «Виктор Астафьев» Михаила Литвякова. Это был первый фильм об Астафьеве, он жил в Вологде, мы дружили, ему не было еще и 50 лет. И мы попали как раз на тот период, когда он собирался уезжать в Красноярск, и первый год его в Красноярске. Следом судьба забросила нас на Красноярскую киностудию. Тоже место легендарное. Скажем, известный документалист Сергей Мирошниченко первый свой серьезный фильм сделал именно в Красноярске.

— Начиналось все-таки все в документальном кино не с режиссуры, а со сценаристики, с редакторской работы в том числе?

— Да, я ведь поступала во ВГИК, уже работая на корпункте, снимая вместе с мужем сюжеты для кинохроники в Вологде. И мне встретился Леонид Гуревич — великий сценарист, по сути, автор многих гениальных фильмов. В Новосибирске, например, Валерий Соломин снял классический фильм сибирского документального кино «Шоферская баллада» тоже, по идее, по канве Гуревича. Кстати, с Соломиным мы тоже познакомились еще тогда во времена корпункта в Вологде, он снимал тогда для корпункта в Калуге.

— И все-таки были фильмы проходные, которые надо было сделать, потому что был госзаказ, был план, а были фильмы, про которые можно четко уже сказать, что «вот это фильм мой»?

— В кинохронике, кстати, тоже были прорывы, но это другой жанр. Я думаю, что первый из таких абсолютно «моих» был фильм, который мы снимали с моим мужем Сергеем Лаврентьевым году в 1994—1995, — «Есть ли жизнь на Земле?»

— Это была уже новосибирская история. А почему, кстати, переехали в Новосибирск?

— Алла Ивановна Мамонтова, мощный режиссер, просто вызвала меня из Красноярска работать на Западно-Сибирскую студию кино- хроники. Они тут посмотрели фильм про Астафьева и так решили. Здесь в провинции документалист, конечно, глубже погружен в жизнь. Но в Красноярске мне не хватало еще одного слоя. А я вдруг увидела в кадре, на экране сначала дирижера Арнольда Михайловича Каца. Такой потрясающий оркестр. А оперный театр… И был еще один важный момент для меня — конечно, тут я попала в компанию профессионалов. Тогда был период, когда на Свердловском фестивале документального кино из года в год был выбор при вручении главного приза только между двумя режиссерами — Шиллером или Соломиным. (Смеется.) И все замечательные документалисты работали здесь, в Новосибирске. Так тогда казалось.

— Но во второй половине 1990-х жизнь в документальном кино в Новосибирске замирает. И только к концу десятилетия она начинает возрождаться в том числе благодаря «Встречам в Сибири»?

— Я просто в какой-то момент поняла, что хорошее зарубежное документальное кино нужно смотреть в Новосибирске, чтобы сюда приезжали мастера из-за границы. Первые «Встречи в Сибири» мы вообще могли проводить в любом зале, в любом месте, за нами бы пошел зритель. Ведь не было интернета, не было ничего. «Сибирь» была магическим словом. И многие фильмы для показа тогда нам давали просто бесплатно.

— А сейчас, после двадцатых «Встреч в Сибири», что для вас самое главное? С чем связано будущее — со съемками собственных фильмов, с «Встречами»?

— Для меня сейчас самое главное — это то, что мы создали совместно с мэрией Новосибирска, — Дом документального кино. Хотя пока это скорее квартирка, но все равно за этим будущее. Здесь на Романова, 26 мы собираем фильмотеку новосибирских режиссеров, устраиваем показы старых выпусков кинохроники, приглашаем героев этих выпусков и соединяем экранную реальность с нашей сегодняшней жизнью.

Алексей КОЖЕМЯКИН, специально для «Новой Сибири»

Фото из архива Эллы ДАВЛЕТШИНОЙ

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments