С 1 по 5 марта на площадках Камерного зала филармонии проходит фестиваль современной музыки «мARTовский код». Об этом событии рассказывает художественный руководитель Новосибирской государственной филармонии Владимир Калужский. 

— Владимир Михайлович, как я понимаю, к несколько эксцентричному названию «мARTовский код» за пять лет уже все привыкли, и меняться оно уже не будет?

— Да, он имел разные названия, так или иначе связанные с современной музыкой. Да дело-то тут вовсе не в названии. Просто в какой-то момент возникли желание и необходимость создать некий небольшой оазис такой музыки, в котором, как я считаю, нуждаются и наши слушатели, да и сами музыканты.

Ведь основная репертуарная составляющая любых филармоний у нас в стране — это XIX век и немного классики из XX-го. С одной стороны, это, конечно, удобно людям — слушать то, к чему они давно привыкли, ну а с другой — такой подход тормозит весь музыкальный процесс в целом.

Поначалу фестиваль назывался просто «Вечера современной музыки» и проходил в течение чуть ли не всего марта. Теперь мы решили ограничиться всего несколькими днями. Да, в том числе и для того, чтобы успеть уложиться до всенародного праздника 8 Марта.

Обычно это пять-шесть концертов — с программой, ориентированной на тех, кого интересует именно такая музыка.

— А что такое в наши дни современная музыка?

— Да, название это весьма условное. Сегодня «современной» считается музыка XXI столетия, хотя реально такой музыки пока еще и нет в широком обиходе — тем более такой, что уже можно считать классикой. Так что исполняется в основном музыка середины — конца прошлого века. И дело тут не каком-то там радикализме молодых композиторов и музыкантов — тут играет роль чисто временная составляющая. Попросту говоря, современная музыка предоставляет возможность окунуться в звуковой мир, несколько отличный от обычной так называемой классики. Вот мы и выбрали несколько программ, которые, как нам кажется, наиболее точно отвечают задачам такого фестиваля.

— В этом году, чуть ли не впервые, у вас много приглашенных музыкантов.

— Надо сказать, что каждый год мы хотим сделать новосибирцам какие-то небольшие сюрпризы. К тому же хотелось бы, чтобы помимо наших местных артистов, которых публика прекрасно знает, приглашать еще и менее известные коллективы — причем не просто камерные, а большие оркестровые.

В этом году вновь договорились с Аркадием Шилклопером, которого публика помнит благодаря огромному альпийскому рогу. Но, на самом деле, дело тут совсем не в роге — он ведь играет, кажется, вообще на всем, что может звучать в его губах. Он и виртуозный валторнист, и блестящий джазовый музыкант.

С симфоническим оркестром он готовит программу, посвященную 50-летию легендарной арт-рок-группы «Yes», которая находится уже на рубеже академического исполнения, хоть музыка «Yes» до сих пор и называется «арт-роком».

— То есть получается уже никакая не молодежная музыка, а то, что нравится людям «в возрасте»?

— Да разница в возрасте тут не играет никакой особой роли. Когда кое-кто из администраторов начинает посыпать голову пеплом: дескать, в филармонию не ходят люди младшего поколения, то приходится отсылать их к «ранжиру» ООН, в котором молодежь определяется как «граждане в возрасте сорока с лишним лет».

— С полгода назад дирекция филармонии довольно резко высказывалась против приглашения «гастролеров».

— Разумеется, в столичных городах сконцентрировано огромное количество творческих кадров, которые хотят выступать по всей стране и зарабатывать деньги. Но, я думаю, они не очень хорошо понимают, что происходит в Новосибирске. Наша филармония еще с начала 90-х годов уже могла сама себя обеспечивать и давала горожанам в тот период «безрыбья» слушать разную хорошую музыку. Я согласен с тем, что приглашать столичные коллективы немного опасно: создается конкуренция с нашими авторами. Но дело ведь даже не в конкуренции: вся эта хорошая музыка у нас и у самих есть — своя, новосибирская. Так что мы продолжаем приглашать музыкантов и из Москвы, и из Питера: они участвуют в выступлениях нашего симфонического и камерного оркестров.

Вот, к примеру, третья программа фестиваля — это «АвтомонографиЯ» московского композитора Виктора Екимовского, который сейчас, в силу возраста, как бы немного вышел из разряда авангардистов, но по-прежнему ни одно его произведение не похоже на другое. Именно поэтому удалось использовать в этой программе много хоровой, вокальной и инструментальной музыки.

Еще один концерт «Два образа» связан с музыкой новосибирских композиторов, которые выступают и как авторы аранжировок и обработок, и как авторы своих оригинальных сочинений. Название концерта именно этим и объясняется — ансамбль солистов «Новосибирская камерата» решил показать слушателям, как по-разному можно сотрудничать с современными композиторами. Как с хорошо известными у нас Сергеем Кравцовым и Андреем Поповым, так и с относительно новыми именами, такими как Александр Абраменко, недавно принятым в Союз композиторов.

Следующая программа тоже необычная — это фантазия по мотивам повести Достоевского «Двойник» на музыку Альфреда Шнитке. Фантазия эта музыкально-пластическая: там участвуют и артисты разных жанров, и камерный оркестр филармонии, и даже дирижер. Думаю, из этого должно получиться очень любопытное синтетическое зрелище.

Два молодых автора — актер и режиссер Сергей Черных и Мария Красилова — представят моноспектакль в стихах и музыке «Иприт». Это замечательное действо было уже показано на ряде фестивалей.

— У древних римлян мартовские иды были тесно связаны с фазами Луны. А почему ваш «мARTовский код» вы не проводите, например, осенью, назвав его, к примеру, «октябARTовским»?

— Есть свои закономерности в построении сезона. Принято считать, что февраль и март — это время наиболее удобное для артистов и публики для проведения таких мероприятий. Вот и Вадим Репин совершенно не случайно выбрал такое время для своего Транссибирского арт-фестиваля.

Хотя даже знаю, как сложится в дальнейшем судьба «мARTовского кода», поскольку у нас в городе уже просто стало зашкаливать количество фестивалей — может быть, публику пора и поберечь, есть у нас некоторая проблема «перекорма». Может быть, имеет смысл проводить его раз в два года.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Фото предоставлено пресс-службой Новосибирской филармонии

comments powered by HyperComments