Язык тротуара в переводе на сибирский

0
391

Организация пешеходных зон — очень непростая, но решаемая проблема, которой в последнее время стали уделять особое значение в нашем городе.

Еще лет пять назад мэр Новосибирска Владимир Городецкий не видел возможности сделать улицу Ленина пешеходной, — по его словам некоторые объекты в этой части города могли оказаться вне транспортной доступности. Тогда он старался достуно объяснить, что возможность оценить перспективы пешеходной зоны появится лишь в случае когда на месте гостиницы «Центральная» появится новый отель, — это создаст новую ситуацию с ограниченностью движения. Городецкий так тогда и формулировал: «Хотелось бы иметь в нашем городе пешеходную зону, мы видим примеры в Санкт-Петербурге и Москве. Приоритетной является улица Ленина, но существует сдерживающий в фактор центральной части города».

Как все понимают, публичное пространство является важнейшей составляющей частью городской жизни. Пешеходные улицы — явление не новое в истории человечества, градостроительство многих стран накопило большой опыт по созданию пешеходных зон, сегодня они имеют множество функций, дополняются музейно-выставочными, зрелищными, игровыми и развлекательными комплексами. По большому счету, создание пешеходных зон — это реакция общества на ужесточение условий сосуществования людей и транспорта. Но создать такую полноценную улицу — это значит не просто убрать транспорт с дороги, ведь надо еще решить множество социальных, правовых, технических проблем еще на уровне предпроектных решений.

Отсутствие благоустроенных пешеходных пространств в городе говорит о недостаточной его комфортности. И изучение этого публичного пространства города, — открытых и общедоступных территорий, становится важной частью городской социологии: именно эти места «встреч незнакомцев» поставляют информацию для исследователей о сути социальных отношений в рамках большого города. Сегодня во многих городах остро стоит вопрос сохранения такого рода территорий — тенденция приватизации городских территорий, «закупоривания» и индивидуализации городского образа жизни приводят к постепенному сокращению числа таких функциональных площадок.

Сложившая на сегодня проблема с улицей Ленина так и неразрешена и зависла в городском пространстве. Так никому до конца и не понятно, чем отличается пешеходная улица от прогулочной — хотя эту концепцию не один раз пыталась проговорить горожанам Анна Терешкова, глава департамента культуры, спорта и молодежной политики мэрии.

Советник мэра по подобным вопросам Александр Ложкин комментирует ситуацию вполне оптимистично, но в то же время достаточно традиционно, поскольку история эта уходит «в глубь веков».

— Начнем с того, что от профессионального сообщества внятной критики по вопросу «переформатировния» улицы Ленина нам пока услышать не удалось.

— Давайте сразу определимся в терминах. Что мы с вами имеем в виду под словами «профессиональное сообщество»?

— Это архитекторы, градостроители. Ну еще и все те, кто занимается транспортными проблемами.

— Вся эта история с этой центральной улицей началась очень давно.

— Да, когда-то давно и появился тот самый конкурс насчет пешеходной улицы, к которому имел непосредственное отношение Алексей Журавков, председатель Сибирской геральдической коллегии. Он тогда говорил, что районные гербы страдают от безвкусицы, и заодно предлагал что-то вполне радикально изменить в облике Новосибирска.

— Но ведь все это начало происходить гораздо раньше, в середине 80-х, когда москвичи сделали свой московский Арбат, — и там пошло-поехало.

— Началось все при легендарном Иване Павловиче Севастьянове, председателе тогдашнего исполкома, а потом и дальше все это обсуждалось не один раз.

Летом 2014-го общественники собрали воркшоп, в ходе которого идее, собственно, и идея и возродилась. Идея озелененных общественных пространств, и как раз улица Ленина и стала центральной частью этой проектной территории. А с год назад и общественники и коммерсанты конкретно обратились к нам с предложением, чтобы все это устроить вполне по-гновому, и, наконец, реально. Ведь город, говоря по серьезному, это ведь не какое-то там количество домов и людей, а некое сообщество, пространство коммункации. Собственно, смысл такого понятия как «город» — это пространство взаимодействия. И никакой интернет эту проблему решить не может, как мы видим в последнее время. Реальность она и есть реальность, и этому пример — те города, в которых так называемый креативный потенциал соответствует потенциалу города. В частности, как ни странно, это касается кофейных заведений. Чем больше в городе кофеен — тем больше вероятности, что там будут рождаться креатив. Когда в подходящем месте встречаются физик, химик и литератор — есть большая вероятность возникновения новой интересной идеи. По этому принципу построены все в мире технопарки, — да даже и наш Академгородок, чего уж тут говорить, из той же серии. И вот эта самая, с позволения сказать, урбанистика, и должна работать на развитие города. Но. Для всего этого нужно находить правильные пространства.

—Так и почему все уперлось в эту самую улицу Ленина? Больше встречаться с друг другом у нас в городе негде, что ли?

— Наш грод, который стоился в советское время и по советским стандартам, к сожалению, не имеет таких «качественных» пространств для общения. Мы ведь говорим, надо заметить, не о месте проведения досуга на свежем воздухе. Мы говорим о препровождении свободного времени в городской среде. И важно, чтобы на каком-то участке, в самом удобном для новосибирцев месте люди разных поколений могли бы встречаться для свойственной им формы отдыха.

— А почему бы не организовать для всего этого место в сквере за Оперным театром?

— Там много проблем. Мы много об этом думали, но пока эта точка не подходит.

— Для центра городского пространства не подходит?

— Для нашего города было бы просто нелепо создавать новый центр активизированного городского пространства, когда оно уже очевидно есть, хотя не очень эффективно используется. И претензии на шум от жильцов домов, которые стоят по Ленина, это не так уж серьезно, — там жилых домов-то штук шесть, как я пересчитал буквально на пальцах. Как-то всё это можно решить, конечно.

— А не стоит ли вернуться к идее так называемого Театрального бульвара, которая возникла бог знает когда еще?

— Когда нет общественного запроса, чаще всего и тема снимается. Идея создания молодежного сквера за Оперным — она, кстати, существует, просто над этим надо думать, и оценивать потребность, что немаловажно. Если горожанам понравится, можно двигаться дальше. И на левый берег, в частности. Есть и такие проекты.

***

К словам Ложкина можно еще и добавить несколько слов. К примеру, о том, что мода на пешеходные улицы, предназначенные для прогулок и отдыха горожан, возникла уже давно, в нашем ХХ веке. Да даже и в СССР году в 1978 пешеходная улица появилась в Литве, в Каунасе – Лайсвес Аллея (Аллея Свободы). Она имеет в длину 2 км, одним концом упирается в старинный храм, и является, бесспорно, самой красивой улицей города. В Москве в 1986 году, после масштабной реконструкции, стал пешеходным Старый Арбат, как известно каждому россиянину.

И надо сказать, что под публичным пространством города понимаются прежде всего, открытые, общедоступные пространства, приспособленные для контактов, для «коммуникации незнакомцев», анонимных встреч горожан. Как пишет американская исследовательница публичных пространств Лин Лофланд, «городская жизнь стала возможной благодаря упорядочиванию городского населения по внешнему виду и расположению в пространстве таким образом, что люди в городе могут узнать об окружающих многое, просто глядя друг на друга». И происходить все это может в первую очередь в общедоступных публичных и — чаще всего — центральных местах города.

То есть фактически такие пространства выполняют роль обучающей, наблюдательной площадки, на которой люди видят и изучают друг друга, набираются опыта о том, какие есть вокруг них социальные группы. Особенно это принципиально для молодых людей, для которых публичные пространства — одна их площадок социализации. Так, собственно, и воспитывается так называемая толерантность в обществе.

И нужно кое-кому смириться с тем, что нсли пешеходная улица организовывается в жилой зоне, и как-никак сочетается с толпами круглосуточно гуляющих людей. Да, и автомобилистам надо будет разрабатывать новые маршруты передвижения, и одна из главных проблем состоит в том, что чаще всего открытое и публичное пространство подменяется «полупубличными» местами для отдельных групп: ведь театры, футбольные стадионы — это тоже так называемые публичные места, куда доступ открыт только части публики, — так сказать, по интересам. А на сегодняшний день процесс приобретает еще более широкий размах. Функции открытых городских пространств частично перенимают «задачи» торговых пространств, торговых центров, куда доступ также ограничен по принципу дохода и типа потребления.

Новосибирские активисты в свое время доказали (с помощью какого-то эксперимента), что ул. Ленина должна стать пешеходной: они исследовали потоки пешеходов и автомобилей и пришли к выводу, что за день по улице проходит пешеходов в четыре раза больше, чем приезжает автомобилистов: 20 тыс. человек против 5 тыс. (без учета транзитных авто). По их оценкам, «активность» улицы используется крайне неэффективно.:«На 1,5 тыс. кв. м парковочной площади могли бы разместиться сотни посетителей летних кафе, однако сейчас на них стоят всего 50–60 автомобилей.

Хотя, если по-честному, то самая длинная пешеходная улица мира находится в Дании — в самом центре Копенгагена — торговая улица Строгет, ставшая первой в мире пешеходной зоной, системой из нескольких улиц, продолжающих одна другую. Общая ее длина составляет более полутора километров. Улице Ленина до этого не дотянуть. Но ведь это не главное. Как сказала теоретик городского планирования Джейн Джейкобс, главное — это найти «общий язык тротуара».

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

comments powered by HyperComments