МНЕНИЕ: Куда пойдет Новосибирская область?

0
365

Главная причина экономического кризиса — неэффективность старых и запаздывание новых технологий управления развитием экономики. 

Вадим ФЕДОРОВ, Анатолий СТЕПАНОВ,  специально для «Новой Сибири»

Центр альтернативных стратегий — группа ученых и неравнодушных людей, которые разрабатывают предложения по модернизации региональной экономики. Материалы и предложения направляют в органы власти и экспертам. Краткий конспект одной из таких разработок накануне областного собрания по подведению итогов социально-экономического развития предложен для публикации газете «Новая Сибирь». В этой статье — новый взгляд на причины экономического кризиса и предложения по их исправлению.

Что падало, что росло?

За 20 лет (1995—2015 гг.) в структуре ВРП (внутреннего регионального продукта) Новосибирской области доля производственной сферы сократилась в два раза — с 56 процентов до 28 процентов. В том числе: доля промышленности упала с  29 процентов до 18 процентов, строительства — с 13 процентов до 5 процентов, сельского хозяйства — с 14 процентов до 5 процентов.

В последние годы с 2010 г. доля материального производства ВРП уменьшилась на 20 процентов (с 35 процентов до 28 процентов), а доля сферы образования и здравоохранения в ВРП сократилась на 5,5 процента. Около 30 процентов предприятий сферы материального производства — убыточные и потенциальные банкроты. Уровень инвестиций в основной капитал в области — менее 15 процентов ВРП, это в 1,5 раза ниже необходимых для развития финансовых средств. Безработица составляет более 7 процентов, а в селе достигает 40–50 процентов. 2/3 работоспособного населения заняты в сфере перераспределения материальных благ и государственных услуг.

Исходя из материалов «Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ за 2015-16 г.», по ключевым показателям экономика НСО отстает от многих сопоставимых регионов России. Производственная сфера НСО в доле ВРП ниже сопоставимых регионов в два раза (средняя по РФ — 50 процентов, в НСО — 28 процентов), ВРП на 1 жителя ниже на 20 процентов, инвестиции на 1 жителя ниже в два раза, по объему товаров и услуг на 1 жителя отрыв еще больше — более чем в два раза (средняя по РФ — 500 тыс. руб., в НСО — 250 тыс. руб. в год).

Область создает материальных благ — 28 процентов ВРП, а потребляет и тратит на потребление материальных благ в сумме более 60 процентов ВРП. Заметим: даже продовольствием область себя не обеспечивает: потребление 350-400 млрд руб., а вся переработка сельхозпродукции производит менее 100 млрд руб. В экономике НСО 72 процента ВРП составляют торговля, операции с недвижимостью и услуги, а промышленность и энергетика — 18 процентов.

Эти цифры из статсборников показывают, что бизнес из сферы производства «перетек» в сферу перераспределения материальных благ, а область из развитой промышленно-аграрной превратилась в торгово-логистический регион. Действующая система управления экономическим развитием, создание благоприятных условий и система государственной поддержки не обеспечили положительную динамику ни роста материального производства, ни социальной сферы.

Куда уходят наши деньги?

По нашему мнению, деградация структуры производительных сил области свидетельствует о несостоятельности нерегулируемой рыночной экономики. Без изменения экономической политики области и кардинального изменения структуры производительных сил она развиваться не может. И вот почему.

ВРП сферы материального производства (28 процентов, или 280 млрд руб.) не покрывает даже половины затрат на товары народного потребления. В этой ситуации деньги, налоги и упущенная прибыль для развития уводятся из области. А это истощает экономику.

Оптовая и розничная торговля, которая составляет 18 процентов ВРП (180 млрд руб.) и в основе своей обеспечивает продажи завезенного в НСО товара внешними продавцами. Прибыль достается производителям товара и хозяевам внешних торговых фирм. Соответственно, деньги опять же выводятся из области и истощают экономику.

Самая крупная отрасль Новосибирской области — операции с недвижимым имуществом, доля которой в ВРП — 21 процент (210 млрд руб.). Но она в статистических отчетах, как ни странно, показывает консолидированный убыток и, соответственно, официальным источником развития быть не может.

Не спасают от истощения и такие отрасли, как транспорт и связь. При 15 процентах доли в ВРП (150 млрд руб.) их предприятия зарегистрированы за пределами области (РЖД, МТС и др.) и, соответственно, налоги платят не у нас. То же самое и с финансовыми структурами. Банки, страховые компании, валютные биржи играют роль финансовых «кровососов», также истощая экономику региона.

Даже государственные закупки, источником которых являются налоги области, на 2/3 осуществляются за ее пределами, а это более 50 млрд руб.

Вывод: если собственная сфера материального производства и услуг «развалена» и отдана в другие регионы, то откуда появятся деньги у населения и инвестиции на развитие? Не говоря про деньги в бюджете на социальное обеспечение и тем более соцразвитие.

От того, что есть, — к смешанной экономике

Экономика нашей области находится в таком состоянии, что уже никакими манипуляциями к устойчивому развитию ее не направить. Необходимо заново создавать целые отрасли, выстраивать новую структуру материального производства, определять ведущие звенья, выпускающие конечный продукт, создавать производственные мощности этих звеньев. Такие задачи без прямого вмешательства органов власти решить невозможно.

Необходимо менять экономическую политику и политику управления.

Мы предлагаем взять в качестве идеологии развития восстановление структуры производительных сил материального производства области на основе развития интегрированных хозяйственных комплексов в рамках смешанной экономики. Необходимо построить экономику региона так, чтобы регион максимально развивался в сфере, позволяющей действовать как самостоятельная управляемая экономическая единица, опирающаяся на внутренний рынок и на тесное взаимодействие науки, индустрии, сельхозпредприятий, строительного комплекса с последующим выходом конечной продукции на внешние рынки.

Мы считаем целесообразным и возможным организовать производство конечных продуктов и услуг, производящихся и потребляющихся внутри области, и на базе них организовывать региональные хозяйственные комплексы, такие как агропромышленный, жилищно-строительный, дорожно-строительный, жилищно-коммунальный с высокой добавленной стоимостью. На сегодня в этих сферах доля ВРП НСО менее 50 процентов.

В структуре производительных сил все производственные мощности выстраиваются в глубоко интегрированные цепочки связей с выходом на конечный продукт. Восстановление научно-практических школ расчета натурального межотраслевого баланса хозяйственных комплексов, моделирование, проектирование и планирование таких комплексов — важнейшая задача власти в смешанной экономике.

Ни одна инновационная экономика не может развиваться, а тем более «самовозрождаться» без участия государства. Поскольку отраслевые и межотраслевые проектные институты исчезли, оно должно создать их в том виде, в котором они были бы способны разрабатывать масштабные проекты формирования комплексной структуры производительных сил с учетом гармоничного использования природных ресурсов, развития производственной, логистической, инженерной, социальной и других сфер. Поскольку рынок неспособен эффективно осуществить межрегиональное и межотраслевое планирование, органы власти должны устранить эти провалы и возрождать институты комплексного планирования. В решении проблем финансирования проектов развития, стимулирования производства и продаж продукции интегрированных хозяйственных комплексов и реформ управления развитием роль власти также нельзя переоценить.

Управление должно быть другим

Вкратце о реформе управления. Мы считаем, что она должна строиться на следующих принципах.

Первое. Требуется качественное индикативное планирование на основе формирования интегрированных хозяйственных комплексов.

Сегодня действующая система индикативного планирования основана на инициативе и предложениях частных инвесторов как беспорядочный спонтанный набор частных очаговых проектов, встроенных в прогнозные и сценарные показатели Минэкономразвития. Такая система не обеспечивает государственного участия комплексного развития производительных сил области и экономики в целом.

Власть совместно с бизнесом и наукой должна взять на себя разработку ясной стратегии восстановления производительных сил области, приоритеты для инвестиций с разбивкой по годам и муниципалитетам, разработку проектов развития хозяйственных комплексов области. Установить конкретные хозяйственные ориентиры, экономические параметры и систему гарантий для долгосрочных инвестиций в масштабные проекты и хозяйственные комплексы.

Второе. Нужны государственные институты развития.

Действующая система развития состоит из не связанных с друг другом ведомственных программ. Проектного управления и бюджетирования, ориентированного на результат, нет. Власть не являются субъектом развития экономической сферы, а выполняет функции господдержки и формирования благоприятных условий.

Органы власти должны превратиться из механизма поддержки инвестиционного процесса в полноправный субъект развития. Она должна стать инициатором, организатором и гарантом инвестиционного процесса и развития экономики. Политику власти необходимо переориентировать на проектное управление. Власть должна стать организатором и заказчиком масштабных проектов, и все госпрограммы должны быть переориентированы на внедрение масштабных проектов на основе развития хозяйственных комплексов с учетом бюджетирования, ориентированного на результат.

Реформы требует институциональная, инновационная, инвестиционная и промышленная политика, инфраструктурная политика нуждается в совершенствовании.

С чего начать?

В газетной статье, и без того уже превышающей комфортные для восприятия объемы, подробно описывать содержание этих изменений нет смысла. Подробные предложения у авторов разработки есть, и они были доведены до многих депутатов и руководства области. Подводя итог сказанному, просто согласимся, что под лежачий камень вода не течет. Тем более что практика внедрения таких реформ, причем даже в форме готовых дорожных карт, в России уже есть. Существуют и формы федеральной поддержки такого рода пилотных проектов. Нужно только признать существование проблемы. Исполнительной и законодательной властям проявить политическую волю на проведение реформ, добиться поддержки этого решения со стороны Сибирского федерального округа и правительства РФ. При таком подходе регион получит и поддержку в разработке и внедрении регионального законодательства, как административную, так и научную. А увидев такую консолидированную позицию, идея получит и отклик со стороны главных держателей инвестиционных ресурсов — бизнес-элит, причем как наших, областных, так и российских и зарубежных.


СПРАВКА

Вадим Леонидович ФЕДОРОВ — доктор экономических наук, бывший вице-губернатор Новосибирской области (с 1998 по 2005 год).

Анатолий Антонович СТЕПАНОВ — кандидат технических наук, директор сельхозпредприятия ООО «Соколово», бывший депутат Законодательного собрания Новосибирской области.

Фото с сайта pbflagman.ru

comments powered by HyperComments