Школьный дистант уперся в дисконт

0
368

В работе регионального флагмана дистанционного школьного образования выявлены финансовые нарушения. 

НА НЕДЕЛЕ публичная сторона скандала вокруг руководства Областного центра образования благополучно разрешилась — коллективу представили нового директора, Валерия Козлова. В соцсетях сразу обратили внимание, что он очень похож на пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова. Было даже сказано, что если бы не это сходство, о назначении никто, кроме учителей и учеников центра, и не узнал бы. Но это не так.

Областной центр образования, с одной стороны, — просто школа в поселке Тулинский. С другой — это школа с прямым подчинением Министерству образования региона, а также центр формирования новых компетенций педагогов Новосибирского района, отчего здесь фонд зарплаты процентов на 70 выше, чем в других аналогичных.

Кроме этого, учреждение имеет важный исторический бэкграунд. Его создавали при активном участии Константина Першилина — знакового новосибирского «аграрного генерала», доктора сельскохозяйственных наук, директора учхоза «Тулинское».

Но самое актуальное — здесь уже давно занимаются организацией образовательного процесса для детей, находящихся на длительном лечении. За это время школа стала флагманом дистанционного обучения в регионе.

По понятным причинам в 2020 году это достижение оценили многие. Родители учеников ОЦО недоумевали, прочему их знакомые из других школ жалуются на глючность школьных онлайн-платформ: у них все работало, потому что здесь это работало еще до коронавируса. А потом и губернатор Новосибирской области Андрей Травников, комментируя итоги учебного года, с большими проблемами закончившегося на удаленке, заявил, что в регионе, вообще-то, накоплен серьезный опыт организации дистанта, что им начали заниматься давно, и есть даже специальная областная программа по его развитию. И это тоже во многом было основано на опыте ОЦО.

Валерий Козлов
Валерий Козлов

Но вскоре получилось, что именно это достижение центра стало косвенной причиной большого скандала.

Он разразился в конце сентября. Тогда в коллективе узнали об увольнении Анатолия Головача, отработавшего в этой школе 15 лет, из них почти половину — директором.

Учителя и родители начали устраивать акции в его защиту, писать петиции и видеообращения. Анатолия Головача очень любят дети, его уважают и ценят как педагога. Кроме того, он, как и многие члены коллектива школы, родственник Константина Першилина.

Но работодатель директора, министр образования Сергей Федорчук проявил твердость и открытость: встретился «с представителями местного сообщества поселка Тулинский» и заявил, что расторг контракт с Головачем в соответствии с Трудовым кодексом за невыполнение должностных обязанностей, решение принял после дисциплинарных взысканий, по итогам ряда проверок, в том числе аудита с усиленным финансовым блоком, и о том, чтобы передумать, даже слышать не хочет.

НА ЭТОМ фоне появление нового директора могло бы вызвать волну общественного недовольства, но не вызвало. И вот почему.

Дело в том, что отставку предварял другой скандал, из-за «войны компроматов», начавшейся, как говорят в Тулинском, после какого-то конфликта в коллективе. В сети появился анонимный видеоролик, в котором на слайды с текстовыми комментариями была наложена интересная аудиозапись — нарезка с рабочих совещаний о вопросах организации продвижения платформы для онлайн-обучения «МЭО-школа». На записи Анатолий Головач откровенно (на очень узкую аудиторию) рассказывает о планах заработка на продвижении «МЭО-школы», о партнерских отношениях с директором и совладельцем компании «Мобильное электронное образование», развивающей платформу, об агентских вознаграждениях и бонусах. Фактически на совещаниях обсуждалась тактика по созданию филиала компании в Новосибирской области.

«Чужих людей здесь нет, все должны понимать и это знать, — говорит ведущий совещания. — За всю нашу работу есть еще агентское вознаграждение. Покажем работу, подключим — и у нас с вами будут еще и бонусы за все это дело. Понятно, что окончательное решение сколько, что, кому и как, будет принимать руководитель в моем лице, но все равно мы будем это делать открыто и коллегиально».

За кадром, точнее — на слайдах, сопровождающих запись, — комментарии. Мол, Головач говорит о подключении к «МЭО-школе» примерно 250 образовательных учреждений области, а это более 100 тысяч детей. Если облбюджет заплатит за каждого 450 рублей в год (это с учетом большой скидки, со знанием дела поясняет аноним), получится 50 млн, из них Головачу — 10 процентов бонуса.

Не это ли стало истинной причиной отставки? Судя по ответу Сергея Федорчука на запрос «Новой Сибири», сам по себе контакт школы с онлайн-платформой и даже заработок на ней — не криминал. «Министерство не ограничивает образовательные организации в сотрудничестве с любыми информационными ресурсами (платформами, системами, тренажерами и т. п.)», — говорится в ответе.

Другое дело, добавим от себя, что в таких вопросах руководителю областного учреждения важно «отделять мух от котлет»: частные перспективы от функций, которыми тебя наделило (вместе с бюджетом) твое ведомство. Министерство, давая школе задание создать отдел методического сопровождения дистанционных программ, вряд ли подразумевало, что за эти же деньги там будет создан отдел продаж частной компании.

Увы, судя по всему, у Анатолия Головача грань между методическим и маркетинговым слегка размылась. Неслучайно, говоря про проверки школы, министр уточнил, что рядовой ежегодный аудит ведомство усилило финансовым блоком. Хотя и прошел он, судя по всему, еще до распространения скандального ролика.

Что же до Областного центра образования и его перспектив, то новый директор заявил о намерении сохранить все его статусы и достижения. Наверняка в вопросах дистанционного обучения ему придется не только сохранять, но и воссоздавать.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.