Играют бюргеры в войну

0
261

18 ФЕВРАЛЯ в арт-клубе «НИИ КуДА» в рамках работы сайенс-кафе «Эврика» немецкий режиссер и этнолог Аня Дрешке представила свою дебютную документальную картину «Гунны и монголы из Кельна». 

В полуторачасовом фильме рассказывается об увлечении современных немцев историческими реконструкциями. Двухлетние съемки начались весной 2007 года, а презентация картины состоялась в 2011 году в Кельне. В дальнейшем фильм Ани Дрешке был показан на фестивалях документального кино в Лондоне, Загребе, Москве. Новосибирск — второй российский город, где познакомились с работой немецкого ученого.

Открыла встречу директор Гете-Института в Новосибирске Штефани Петер: «Потребность человека быть другим — универсальна, она проявляется в людях вне зависимости от возраста, социального статуса, времени и места проживания. Известный русский литературовед Михаил Бахтин в работе «Творчество Франсуа Рабле» рассматривал народно-смеховую культуру и карнавальное мироощущение как один из способов борьбы со старой картиной мира — путем создания другой реальности».

Оказалось, этот научный эпиграф не соответствует откровенно любительскому киноязыку немецкого этнолога. Фильм Ани Дрешке чересчур затянут. Автор отказалась от использования закадрового дикторского текста, а участники фильма, рассказывая о себе в бесконечной веренице «синхронов», не обращают внимания на хронометраж. Одна из главных тем — быстрый карьерный рост в новых «племенах». «Меня привела к гуннам супруга. А два года спустя мне предложили стать Аттилой. Это невероятно: вождь племени — это круче поста топ-менеджера крупной компании!» — рассказывает один из участников фильма.

Современные гунны используют грим, носят шкуры с металлическими украшениями и при этом мало похожи на своих знаменитых предшественников — воинов, наводящих ужас на тысячи километров вокруг. В фильме Дрешке ряженые кельнцы показаны участниками какого-то «Пузан-шоу», чьи лишний вес и дряблость мышц — отнюдь не повод лишний раз улыбнуться зрителю.

Основное место дислокации новых гуннов и монголов — летние лагеря. В окрестностях Кельна на десять дней собираются около пяти тысяч любителей исторических реконструкций. Однако, возвращаясь почти на полторы тысячи лет назад, кельнцы не отказываются от современных комфортных условий: в юртах рядом с историческими костюмами можно встретить и чайник, и термос, и гладильную доску!

На это несоответствие в ходе обсуждения картины обратил внимание приглашенный эксперт «Эврики» Вадим Зевлевер, руководитель военно-исторической группы реконструкции «Департамент N», преподаватель истории и исторического фехтования в центре патриотического воспитания «Витязь». «В фильме Ани Дрешке не показана конница новых племен. Неужели кельнцы отказались от нее? А ведь еще Чингисхан говорил, что кочевник без коня — бродяга! Мы проводим исторические реконструкции войны 1812 года, которые без лошадей просто немыслимы — несмотря на организационные сложности!» — горячится Зевлевер.

Вадима поддержал Андрей Мельников, руководитель клуба исторической реконструкции «Северный берег»: «Мы — новые варяги. Ежегодно в фестивальных боях участвует 15 клинков. В отличие от немцев, мы стараемся максимально соответствовать выбранной исторической эпохе: носим только холщовые рубахи, стальные шлемы, по изображениям IX века построили корабль без единого гвоздя, летом планируется спуск судна на воду».

В ответ Аня Дрешке заметила, что для героев ее картины самое главное — не стремление к аутентичности, а изучение чужой культуры и дальнейшая популяризация этих знаний. При этом «племена» отличает любительское, а не научное понимание истории. За право побыть другими кельнцам приходится платить: это и ежегодные взносы в клуб исторических реконструкций, и аренда земли под летние лагеря, не считая щедрых подношений шаману «племени»!

Мотивы массового страстного желания немцев почувствовать себя древними воинами интересуют Дрешке более всего. Переодеваться гуннами, монголами, викингами — давняя немецкая традиция. С 1823 года проводится знаменитый на весь мир Кельнский карнавал, провозглашенный наряду с подобными праздниками в других городах Германии пятым временем года. «Карнавал идет четыре месяца, с ноября по февраль, — рассказывает Аня Дрешке. — Это ощущается в каждом уголке Кельна. Новые гунны и монголы тоже участвуют в костюмированных шествиях, позиционируя себя при этом представителями отдельной субкультуры. Ролевые игры помогают участникам идентифицировать себя с героями. И это не актерство, ведь артисты после спектакля идут домой нормальными людьми. А участники исторических реконструкций глубоко погружаются в создаваемые ими образы. Одни женятся по обрядам древних племен, другие заявляют о том, что после смерти хотят быть погребенными в амуниции гуннов!»

На вопрос о том, не являются ли новые гунны демонстрацией сытой Европе девиантного поведения, возведенного в культ, г-жа Дрешке ответила с обезоруживающей улыбкой: «Сложно сказать, что именно является сейчас отклонением от стандартов и социальных норм. Кому-то ролевые игры кажутся впадением в детство. Но участников исторических реконструкций я бы не назвала инфантильными. Да, никто из них не читал ни «Homo ludens. Человек играющий» голландца Йохана Хейзинга, ни бестселлеров американского психолога Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры». Немцы любят ходить в кино, они скорее зрители, чем читатели. Исторические фильмы, выходящие на экран, способствуют появлению всплесков нового интереса к реконструкциям. Сильное влияние оказывает и музыка: вспомните, каким оглушительным успехом пользовалась немецкая группа «Чингис-хан»! Ролевые игры — серьезное увлечение. Люди ездят в Монголию знакомиться с местными обычаями, долго готовятся к карнавалам и фестивалям».

Андрей Мельников солидарен с немецким ученым: «Я не считаю ролевые игры детством. Я благополучен: женат, есть квартира. Зачем беру в руки меч? Для меня это больше чем привычка. Те, кто три часа провел в жаркой схватке, уже никогда не откажется вновь выйти на поле брани!»

В конце встречи самые активные участники обсуждения фильма, Мельников и Зевлевер, получили подарки от Гете-Института в Новосибирске: Андрей стал обладателем монографии своего тезки Андрея Знаменского «Красота первобытного: шаманизм и западное воображение», вышедшей в 2007 году на английском языке, а его коллеге Вадиму достался диск с фильмом Дрешке.

Кандидат философских наук, доцент философского факультета НГУ Татьяна Барчунова восприняла фильм немецкого ученого как исследование форм досуга современных немцев. «Несомненный научный интерес представляет изучение трансформации старинных ритуалов при переносе их в наше время», — сообщила Барчунова в ходе дискуссии.

В настоящее время Аня Дрешке продолжает научные исследования. Съемки нового фильма по визуальной антропологии проходят в Марокко. Немецкий ученый пообещала устроить в Новосибирске показ своей новой работы — также с последующим обсуждением.

Юрий ТАТАРЕНКО, специально для «Новой Сибири»

Автор благодарит PR-менеджера Гете-Института в Новосибирске Елену Носову и переводчика Татьяну Молодцову за помощь в подготовке этого материала.

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.