Леонид Кипнис: Не все так благостно, как хотелось бы

0
757

Новосибирский музыкальный театр готовится к возобновлению репетиционного процесса и создает условия для его безопасной организации.

ПЛАНОВЫЕ смягчения ограничительных мер, связанных с пандемией COVID-19, позволяют новосибирским учреждениям культуры уже с 1 августа возобновить свою репетиционную деятельность, хотя массовые и зрелищные мероприятия по-прежнему до конца лета находятся под запретом. Готовые немедленно ринуться в бой коллективы осторожно приступают к работе. Одним из первых о подготовке нового сезона заявил Новосибирский музыкальный театр. Сбор труппы состоялся 28 июля с соблюдением всех мер предосторожности — от дезинфекции помещения и масочного режима до социальной дистанции. На стартовой встрече директор и художественный руководитель НМТ Леонид Кипнис выразил уверенность в том, что сложные условия, в которых сейчас приходится существовать театру, только сплотят многочисленный коллектив, что позволит преодолеть все трудности и реализовать все творческие замыслы, которых у театра по-прежнему много. Подробно о достижениях и проблемах, с которым пришлось и еще придется столкнуться одной из самых густонаселенных трупп города, Леонид Михайлович рассказывает в интервью «Новой Сибири».

— Леонид Михайлович, как вы оцениваете масштаб потерь, которые понес театр в результате вынужденного простоя?

—  23 марта мы резко вдруг прекратили работу и перестали показывать спектакли. Никто из нас не предполагал, что вся эта история затянется на такой длительный срок, потому что ни у кого на памяти не было такого печального события, как масштабная пандемия, которая парализовала все вокруг. В этот вечер мы показали последний спектакль и вынуждены были на время расстаться, рассчитывая на то, что это расставание будет недолгим — неделя, может быть, две.  Остановку деятельности на несколько месяцев никто не предполагал. Когда мы поняли, что не сможем в этом сезоне показать те спектакли, которые обещали нашим зрителям, мы, конечно, объявили о том, что готовы вернуть стоимость билетов. Это для нас болезненный вопрос: ведь деньги, которые мы получаем от сборов, идут на самые необходимые наши нужды.

Тем не менее мы привыкли работать честно и не могли себе позволить отказать зрителям в возвращении денег, как сделали некоторые наши коллеги. Мы объяснили публике, что готовы принять всех до конца года по уже купленным билетам в любое удобное время на любых спектаклях, но если обстоятельства не терпят, то вернем стоимость билетов по предварительному звонку администраторам.

— И много было возвратов?

— Честно говоря, мы ожидали, что перед нашими кассами начнется столпотворение, поскольку в последние месяцы работы билеты продавались лихо, особенно на последние премьеры — мюзикл «Фома» и музыкальную комедию «Любовь и голуби». Но вернуть деньги за билеты пожелало немного человек — примерно пятая или шестая часть наших зрителей. Видимо, это были те, которых действительно припекли обстоятельства. Все остальные оценили нашу честность и не стали сдавать билеты, что стало для нас большим облегчением и принесло большое моральное удовлетворение.

—  А если говорить об упущенной прибыли, о каких суммах идет речь?

—  Когда мы посчитали, какие суммы мы задолжали и какие суммы мы потеряли (то, что сейчас называют выпадающими доходами), нам стало, конечно, грустно. Это десятки миллионов рублей.  Наш театр работает очень напряженно, показывает как взрослые, так и детские спектакли, и практически до конца сезона у нас было продано билетов на 75 процентов. Мы многое рассчитывали на эти деньги сделать — произвести ремонтные работы, приобрести оборудование, улучшить оснащение, повысить заработные платы артистам. Все это и многое другое мы вынуждены оплачивать из собственных средств, потому что государственной субсидии нам не хватает. И это закономерно — после оперного театра мы самая большая труппа в городе. Таким образом, мы произвели подсчеты, несколько пригорюнились и стали думать, как выходить из положения. Это что касается финансовой стороны дела.

— Вы удовлетворены творческой работой вашего коллектива в период самоизоляции?

— Что же касается стороны творческой, то наши артисты в режиме самоизоляции проявили себя просто великолепно. Я, честно говоря, сам не ожидал такого энтузиазма от наших артистов, хотя прекрасно знаю, на что они способны и как хорошо они умеют выполнять свою работу. Каждую неделю возникали новые сюжеты, проекты, перформансы, которые наши артисты в команде с нашим фотографом Дарьей Жбановой самостоятельно инициировали и выкладывали в сеть. Мы участвовали в разного рода представлениях, которые проводили такие ресурсы, как, например, федеральный центр «Большие гастроли». Зная нас, они предложили нам сотрудничество, и мы предоставили им возможность показать наш спектакль «Сирано де Бержерак» и ряд видеосюжетов. Уже в первый день спектакль посмотрели 4430 человек, а дальше счет пошел на сотни тысяч просмотров по всему миру, и мы смогли увидеть, как активно зрители реагируют на наше творчество. Далее мы приняли участие в проекте «Российской газеты» под названием «Дубль два». Это ежегодный онлайн-фестиваль фильмов, в рамках которого есть рубрика «Театральный антракт», где показываются спектакли. В этом году было представлено четыре музыкальных спектакля из Москвы, Петербурга и Новосибирска, и, к моему глубочайшему удовольствию, наш мюзикл «Римские каникулы» завоевал наибольшее количество голосов телезрителей. Мы стали победителями, одолев хорошую компанию, теперь осталось только дождаться того момента, когда безумие пандемии схлынет и мы сможем прилететь в Москву и получить в торжественной обстановке свой приз. Кроме того, очень сильное впечатление на зрителей произвел проект «Сердце мое», который наши артисты посвятили 75-летию со дня окончания войны. На сборе труппы я вручил тем, кто его создавал, благодарственные письма от Министерства культуры.

— Фотографии первого в этом сезоне сбора труппы быстро облетели интернет: все в масках, правильная рассадка с чередованием пустых кресел. Принципиальный вопрос?

—  Это было обязательное условие: весь коллектив приходит на собрание в масках и находится в продезинфицированном помещении. За дверями театра стояли фанатки, которые всячески демонстрировали свое рвение, горели желанием помочь нам и принять участие в ближайшем открытии. Пришел почти весь коллектив. Все были в позитивном настроении. Все безумно соскучились. Конечно, у меня были опасения, что они начнут обниматься и целоваться если не в театре, то перед ним, поэтому я заранее предупредил всех о нежелательных последствиях, к которым может привести такое братание.

— Можно несколько слов о том, чему было посвящено собрание?

—  В первую очередь труппе было объявлено о том, что у нас не получилось в связи с пандемией. В июне мы должны были показать очень интересный проект современного питерского композитора Владимира Баскина, который написал яркий и оригинальный мюзикл по Киплингу «Кошка, которая гуляла сама по себе». Мы изначально не позиционировали его как исключительно детский спектакль для малышей, которые будут рассматривать на сцене экзотических зверюшек. По замыслу режиссера, действие должно было происходить не в джунглях Африки, а в каменных джунглях — в декорациях современного мегаполиса. И персонажи, которые там принимают участие, не просто звери, а люди с повадками зверей. Такой ход, как нам кажется, должен был заинтересовать и детскую, и взрослую аудиторию. К сожалению, нам не удалось выпустить эту премьеру под конец сезона, но поскольку мы уже изготовили декорации, пошили костюмы и провели несколько репетиций, расставаться с этим проектом мы не собираемся. Перенесли премьеру на февраль, надеемся, что к этому месяцу дети уже смогут посещать театр, и мы сможем показать спектакль в спокойной обстановке. Первой премьерой сезона должна стать оперетта «Веселая вдова». Событие планируется в декабре.  Есть очень много желающих, чтобы мы показали помимо мюзиклов новую классику, и мы решили, что в год Франца Легара его произведение будет нам особенно интересно. «Веселая вдова» отличается превосходной музыкой, но не может похвастаться очень качественным либретто, поэтому мы решили создать новую редакцию этого сочинения. Московский драматург Сергей Плотов уже подготовил свою версию, оставив куплеты из первоисточника, но полностью изменив диалоги. Он сделал их более современными, интересными, свежими и по моей просьбе сократил произведение с трех актов до двух. В итоговом произведении будут представлены все музыкальные «сливки» и самые важные сюжетные перипетии.

— Кто выступит в качестве режиссера?

— Петербуржец Владимир Подгородинский поставит в нашем театре новую редакцию «Веселой вдовы», и, мне кажется, люди, которые любят классическую оперетту, с восторгом примут наш замысел. Кроме того, уже к концу сезона мы рассчитываем на то, что выпустим еще один мюзикл, который для нас будет тоже очень интересным проектом.

— С 1 августа театральным коллективам Новосибирска разрешили приступить к репетициям, в организации которых есть множество нюансов. Пожалуй, самая неудобная для музыкального театра рекомендация — это ограничение по количеству человек. Как вы планируете работу труппы в этих условиях?

—  Скажу сразу: раньше октября я даже не планирую совершать какие-то показы спектаклей на зрителя. И дай Бог, если мы сможем начать сезон в середине осени. На настоящий момент для театров сформулированы очень строгие требования Роспотребнадзора. И в ближайшее время федеральное Министерство культуры совместно с этой службой планирует выпустить новые рекомендации по репетиционному процессу и показу спектаклей. Нам как музыкальному театру сложнее всего.  В наших спектаклях задействованы не только артисты, но также хор, балет и оркестр — и всем коллективам нужно репетировать, чтобы держать себя в форме. Накануне сбора труппы мы собрали всех ведущих специалистов и постарались выработать коллегиальное решение о репетиционном процессе, который будет проводиться исключительно с соблюдением всех санитарных норм. Артисты балета будут разделены на несколько небольших групп и станут репетировать без того, чтобы собирать вместе весь состав. Это накладывает большую нагрузку на репетиторов балета, которые вместо одной вынуждены будут проводить несколько репетиций в день. То же самое касается хора. Отдельно будет репетировать мужской, отдельно — женский. И никакого tutti, только ансамбли. Солисты будут репетировать сольные партии, дуэты и мизансцены с небольшим составом артистов. Оркестр будет проводить групповые занятия. Отдельно будут репетировать струнники, отдельно — духовые и так далее. Это неудобно, но только так мы можем продолжать свою работу. Требований много, и иногда возникают курьезы.

— Какого плана?

— Например, Роспотребнадзор выдвинул такое требование: дирижер должен находиться на отдалении от оркестра. На репетициях — это расстояние в два метра, а на концертах и спектаклях — полтора метра. И наш главный дирижер справедливо задается вопросом: какая разница? В ответ я могу лишь пошутить. В том смысле, что на репетициях дирижер может плюнуть в оркестрантов и, извините, заразить их, а на спектаклях он такого себе позволить не может, поэтому и расстояние будет меньше. Но шутки шутками, а мы на самом деле оказались в сложном положении. Музыкальные театры — это самое дорогое удовольствие, и оно требует от наших учредителей самых больших затрат.  Даже если наша субсидия больше, чем у некоторых драматических театров, разделив ее пропорционально на весь коллектив, мы получим на человека меньшую сумму. У нас нет спектаклей, где было бы занято малое количество человек. Нам сложнее подготовить спектакль без массовых репетиций, и боюсь, что мы будем вынуждены позже всех приступить к показу спектаклей нашим зрителям.

— Вы обсуждали этот вопрос с главой Министерства культуры Новосибирской области?

— Да, у меня уже была встреча с министром, и я активно убеждал Наталью Васильевну в том, что здание, в котором мы работаем, хуже всех зданий музыкальных театров в нашей стране. Мы, в отличие от своих коллег, работаем во времянке, и поэтому нам все время требуются серьезные капиталовложения, чтобы это здание не развалилось. Кроме того, я объяснял министру, что наши артисты нуждаются в достойной оплате труда, потому что зарплаты наших  солистов не идут ни в какое сравнение с зарплатами солистов оперного театра, и именно благодаря финансовой выгоде у нас было украдено несколько  артистов, который сейчас НОВАТ использует в ведущих партиях. Я совершенно без квасного патриотизма могу сказать, что по рейтингу мы сейчас являемся третьим музыкальным театром в стране после московской и питерской оперетт и вторым среди всех российских театров нашего жанра по количеству высших театральных наград «Золотая маска». То есть замыслы о создании в Новосибирске театральной культурной столицы, которую нам обещают большевики, мы уже в принципе выполнили, главное, чтобы мы сейчас могли быть поддержаны финансовыми вливаниями.

— Готово ли министерство поддерживать ваши замыслы?

— Министерство всегда готово, только готовности на всех не хватает. Конечно, какие-то обещания мы получили. Но у нас уже два проекта на строительство нового здания существуют, и оба не выполнены. На их разработку затрачены огромные деньги, а мы по-прежнему остаемся в здании летнего паркового кинотеатра, которое было спешно переоборудовано в середине прошлого века под нужды театра музыкальной комедии. Так что не все так благостно, как хотелось бы, но нас все равно не оставляет вера в то, что мы хорошие, что на нас многие равняются, что нам завидуют. И если мы не впереди планеты всей, то по крайней мере в первых рядах.

Юлия ЩЕТКОВА

Фото Дарьи ЖБАНОВОЙ

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.