Жизнь, светящаяся на экране. Фильм «Земной мир отца Андрея» режиссера Бориса Травкина

0
892

В конце октября в Новосибирске проходил юбилейный Международный фестиваль документальных фильмов «Встречи в Сибири» — единственный кинематографический фестиваль в регионе, имеющий многолетнюю историю и посвященный только документальным фильмам. За 25 лет он стал брендом и легендой Новосибирска и местом встреч, показов, профессиональных обсуждений и появления новых проектов.

Зрители Новосибирска и региона в течение многих лет благодаря фестивалю получали возможность встретиться с создателями выдающихся фильмов и посмотреть лучшие работы документалистов всего мира.

Принтскрин: кадр из фильма «Земной мир отца Андрея»
Принтскрин: кадр из фильма «Земной мир отца Андрея»

В этом году в программе была представлена картина новосибирского режиссера Бориса Травкина «Земной мир отца Андрея» о судьбе православного священника, яркая жизнь которого трагически оборвалась в июле 2020 года. Герой фильма — человек удивительного дарования, огромной ответственности и самоотверженности. Определить круг обязанностей отца Андрея (Андрея Федорова) не просто: кто он — священник, художник, учитель, ученый?.. И как ему удалось подать такой необыкновенный пример высокого служения людям?

В октябре этого года на XIV Всероссийском кинофестивале «Человек, познающий мир» Борис Травкин стал одним из лауреатов в категории «За лучший документальный фильм», а ноябре на международном фестивале «Лучезарный ангел» — специальный диплом жюри. В самое ближайшее время — участие в следующем фестивале — «Соль земли» в Самаре.

Об отце Андрее и о работе над фильмом режиссер рассказал «Новой Сибири».

— Я считаю себя православным человеком, хотя и не очень воцерковленным, — в том смысле, что в церковь хожу не слишком часто. Тем не менее, это далеко не первый мой фильм на такую тематику. 34 года назад, в 1988-м году, когда только-только разрешили снимать что-либо на темы, связанными с религией, мы сделали сразу два варианта фильма к тысячелетию крещения Руси: первый назывался  «Это мы, Господи», а телевизионный — «Преображение Господне». Тогда на фестивале нам достался первый приз, после чего вся съемочная группа получили приглашение от Русской православной церкви зарубежья, — отношения между православными церквями были добрыми… Так что целых три месяца мы ездили по американским русским диаспорам с показом нашего фильма.

Фильм снимали с благословения Митрополита Феодосия, архиепископа Омского и Тарского, — в Омске, Тобольске, Тюмени. Ведь были другие времена, мне даже позволили с дозволения владыки снять в алтаре на камеру таинство причащения. Сегодня такое, думаю, совершенно невозможно.

Было дело, снимали на Алтае фильм, героем которого был простой прихожанин местного храма, такой святой грешник… Так что эта тема, связанная с духовными исканиями мне всегда была близка и интересна.

А с отцом Андреем меня познакомил наш коллега Иван Ситников из студии «Сибирская кинолетопись», который буквально дословно сказал: «Есть интересный батюшка, давай познакомлю, — может, кино снимешь». Вот и встретились. Посидели минут сорок, поговорили. И я сразу прямо влюбился в этого человека. Он, наверное, ни одного человека не оставлял равнодушным, потому что и рассказчик был удивительный, и убеждать умел, как никто другой, да вообще был просто удивительным. Последним его приходом была церковь в Мочище, храм в честь иконы Божьей Матери. Жаль, что он не дожил до того, когда новый храм на месте старого освятили и открыли.

Написал я заявку в Минкульт российской федерации, собирались начать съемки в пасхальные дни. Приехали к нему, а он говорит, что, мол, ребята, категорически нельзя снимать, потом у что нынче ограничения по ковиду. Так что так и не попали мы на пасхальную службу… Но было во мне какое-то странное чувство, что все равно нужно срочно снимать, прямо вот сейчас необходимо, — и через неделю снова приехали к нему. Ладно, говорит, дозволяю, но при одном условии: прихожан не снимаем, а меня и антураж — пожалуйста. Но все равно я боялся его подвести, поэтому совсем немного съемки получилось…

И вот проходит совсем немного времени и раздается звонок: отца Андрея не стало, умер от ковида. Меня как обухом по голове, да и вся наша группа растерялась: ведь ничего толком не было еще снято: один разговор с ним самим, да несколько интервью с его прихожанами.

И тут нам помог директор института авиации имени Чаплыгина Владимир Евгеньевич Барсук, один из героев наших фильмов, — отец Андрей был его духовником. Во-первых, он сказал: «Вот теперь тем более надо кино снять! Вокруг одних людей все растет, а вокруг других вянет. Вокруг него все росло». А во-вторых, Владимир помог найти людей, близких к отцу Андрею. И тут мы подняли такой пласт интересных персонажей — в том числе и ювелирных мастеров, и резчиков по дереву. Отец Андрей ведь и сам был прекрасным резчиком, и хорошо разбирался в ювелирке…

Так что материала накопилось порядочно, и говорили люди интересно, даже пронзительно, но я чувствовал, что фильм все равно никак не складывается. И вот когда мы приехали поговорить домой к матушке, ко вдове отца Андрея, то у нас получилось… нет, не интервью, конечно, это была беседа… Она так неспешно и проникновенно все рассказала, что я сразу понял, что делать дальше.

Была еще одна любопытная деталь в его биографии, — тогда еще Андрея Фёдорова. Он совсем мальчишкой, в возрасте лет десяти, снялся в старом советском фильме «Старая крепость», где его герой совершает маленький гражданский подвиг. Но это совсем другое кино…

Не люблю читать морали. Ты сам, как зритель, поищешь и найдешь в любом фильме нужную мораль, если она тебе так необходима. Так что наш фильм просто о человеке, которого я встретил, он меня поразил, и я решил рассказать о нем другим, потому что он нес в себе и свет, и тепло. И благодать. Гомосапиенс — человек любознательный, и когда познанное тобой тебя начинает переполнять, возникает ощущение, что ты всем этим обязан поделиться с другими. Совсем не так, как делает телевидение, их удел ближе к пропаганде. Ничем подобным я никогда не занимался и не считаю, что это мне нужно в этой жизни. У кино совершенно другие задачи.

Петр ГАРМОНЕИСТОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

Фильм новосибирского режиссера Бориса Травкина в программе международного кинофестиваля

 

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.