«Свиньин и сыновья»: 15 лет три в одном

0
314

Владельцы одного из новосибирских книгоиздательств рассказывают о причинах своей выживаемости и о перспективах книгоиздания

ЧТО можно сказать о книгах, которые выпускает новосибирское издательство «Свиньин и сыновья»? В нынешний онлайновый век печатать бумажные книги не самое малоприбыльное занятие. И все же эти люди продолжают работать в этой сфере уже 15 лет. И даже, как ни странно, вполне успешно. Собрать для интервью всех трех представителей династии — дело сложное, поэтому будем считать, что на вопросы «Новой Сибири» дистанционно отвечают все трое — Владимир Федорович Свиньин, Владимир Владимирович Свиньин и Михаил Владимирович Янушевич.

— Лет семь назад мне довелось встретиться с Георгием Ляминым, директором хорошо известной тогда компании «Топ-книга». И он не слишком оптимистично отзывался о перспективах «бумажной» продукции. Даже, можно сказать, совсем по-упаднически.

— Электронная книга не соответствует, как минимум, двум привычным параметрам: при ее использовании у нас не включается ни осязание, ни обоняние.

— Для процесса чтения — помимо зрительной функции — человека одарили специальными рецепторами кожи и слизистой оболочкой носа. То есть настоящая книга должна быть приятной на ощупь и хорошо пахнуть?

— Книга ничего нам не должна. Это мы что-то, наверное, должны.

— И когда у вас впервые возникло такое ощущение?

— Для этого нужно вернуться почти на 50 лет назад — к тому моменту, когда в Академгородке, в университете, возникло литобъединение, где начинающие поэты пробовали свои силы в поисках собственного голоса.

Эта наша компания на долгие годы сохранила дружеские связи и интерес к литературным занятиям, а, кроме того, из нее вышло несколько профессиональных авторов — таких как физик и академик Владимир Захаров, или, например, небезызвестный вам Геннадий Прашкевич, который первые годы и был нашим главным редактором.

Тем не менее издательство наше возникло вполне неожиданно. В начале двухтысячных в стране сложилась не самая простая ситуация, в которой нам оказал содействие старший сын, который в то время в Петербурге вполне успешно занимался бизнесом. Вот именно он и подсказал эту идею — заняться книгоиздательством.

— И, несмотря на перманентные кризисы, показалось, что это хорошая идея?

— Вовсе нет. Но эта идея заинтересовала многих. Так все и началось: зарегистрировали предприятие и начали выпускать книги.

— В начале вы, кажется, собирались ориентироваться на художественную литературу?

— Не совсем так. В начале мы не отдавали предпочтения каким-либо жанрам. Нам казалось, что главное — чтобы книги были хорошие и дешевые, и это решает дело. Понадобилось 15 лет, чтобы разобраться в тонкостях книжного рынка и читательского спроса и понять, что, как и для кого нужно издавать. А сначала выпустили первую сугубо разножанровую десятку и представили ее на суд читателей.

— Вот так все просто? Это ведь серьезный производственный процесс…

— Оригинал-макеты мы могли делать и сами, без привлечения каких-то там редакторов и верстальщиков <из других контор>, — у нас имелись собственные специалисты и подходящее оборудование.

— Да, я вижу у вас на столе вполне убедительный Macintosh.

— Это только железо, а с типографиями… Поначалу мы работали только с местными, но вскоре оказалось, что иногда гораздо удобнее сотрудничать с более отдаленными, например, в подмосковном Чехове, Перми, Ульяновске…

— Я вижу, ваши книжки почти все «сшитые». Термосклейку вы принципиально не используете?

— Да, после нескольких проб и ошибок мы свои книжки больше не клеим — как бы хорошо это ни делалось, они все равно со временем начинают разваливаться.

— Как у вас работает цепочка «издатель — оптовик — розничный продавец»?

— Так называемых оптовиков у нас за эти годы сменилось несколько: как говорится, пока шишек себе не набьешь, ничего путного не выйдет. В последнее время мы сотрудничаем с санкт-петербургским издательским центром «Гуманитарная академия». Через их систему распространения мы и попадаем в крупные московские и питерские книжные магазины.

— Через интернет-магазины тоже работаете?

— «Гуманитарная академия» как раз пользуется и продажами через Ozon. Литература культурно-познавательная и новосибирская краеведческая — это, конечно, разные категории, первая в основном расходится через Центральную Россию. Ну а самое, так сказать, интеллектуальное, конечно, расходится единично. Но мы стараемся использовать все способы контакта с читателями. Наши книги заказывают и на нашем сайте в том числе. Важен и прямой контакт с читателями, поэтому мы довольно плотно работаем с библиотеками — на тематические встречи иногда приходит очень много людей.

— Тут самое время сделать комплимент вашему издательству. Все, кто о вас вспоминает, непременно с большим уважением говорят о вашем вкладе в историографию Новосибирска. Это ведь действительно своего рода подвижничество — причем, так сказать, линия, нынче особо поддерживаемая партией и правительством. Малая Родина, патриотические настроения и все такое прочее.

— Еще раз хотелось бы напомнить, что мы работаем с авторами и рукописями, которые в первую очередь интересны нам самим. А краеведением мы впервые занялись лет восемь назад, когда к нам пришел журналист и историк Игорь Маранин со своей рукописью под названием «Мифосибирск» — именно тогда мы поняли, что тема истории города очень востребованна и именно этим стоит плотно заниматься.

— Так почему же именно эта востребованная тема деликатно игнорируется нашими местными культурными министерствами? Как я понимаю, вы совсем не работаете по грантам?

— В этом смысле мы много раз пытались сотрудничать с мэрией, но как-то не получалось. Только однажды выпустили совместную книгу воспоминаний о Елизавете Стюарт. Хотя мы имели дело и с Василием Кузиным, и с Владимиром Миллером. Но, к сожалению, в планы местного начальства мы как-то не вписывались, а вот в общероссийской программе Роспечати по изданию социально значимой литературы мы уже много лет участвуем.

— В нынешних сентябрьских книжных ярмарках вы участвовали?

— Конечно. Но продажи были очень небольшие. Кстати, была у нас идея организовать в Новосибирске общероссийскую ярмарку не просто книжную — а именно краеведческой литературы. Ведь в Сибири в каждом городе этой темой занимаются очень плотно, и тема-то действительно востребована в каждом регионе и городе. Но как-то эта идея не вызвала большого энтузиазма.

— Может быть, стоит это обсудить, например, с Михаилом Фаустовым, организатором фестиваля «Новая книга»? Хотя проблема, кажется, все-таки на уровне нашего правительства. Вы не думали, что с госорганами удобнее работать на уровне такой концепции? Ведь гораздо удобнее выпускать краеведческие книги сериями — это может быть интересно и каким-то группам коллекционеров: в свое время, помнится, очень многие люди собирали, к примеру, все выпуски «литпамятников».

— Да, такой подход нам кажется интересным. Например, есть у нас серия — пять этапов развития Новосибирска (точнее, «Ново-Николаевск — Новосибирск: пять исчезнувших городов»). Совершенно очевидно, что такой концепт хорошо укладывается в сериальный формат. Или есть такой проект — «Библиотечка Мифосибирска», где каждый выпуск посвящен отдельной теме истории города. Хотя… не всегда это бывает востребованным. Издавали мы когда-то «Общедоступную библиотечку» — в твердых корочках небольшого формата — разных интересных авторов. Несколько книжек напечатали тиражом аж по три тысячи, казалось перспективным проектом. Пришли поговорить с книготорговцем Ляминым. А он отвечает, что на продажу такой маленькой книжки магазин тратит столько же усилий, как и на большую, и навара с нее никакого. Так что взял он у нас только небольшую партию — «из имиджевых соображений».

— Я помню, что когда-то давно вы позиционировались как издательство, заинтересованное прозой и стихами новосибирских авторов.

— Да, это так, более половины из всех наших авторов из Новосибирска или других городов Сибири. Другое дело, что начинающих, незнакомых публике авторов крайне неохотно берет торговля, да и читателям они не слишком интересны. Поэтому мы чаще отдаем предпочтение жанру нон-фикшен.

— Иными словами, литературой сугубо развлекательной и спекулятивно-пропагандистской вы просто брезговали?

— Как ни странно, мы очень быстро поняли, что краеведение может быть и занимательным, и развлекательным.

— Этим вы, собственно, и знамениты в городе. И за его пределами.

— Главный критерий — издавать тексты, которые в первую очередь нравятся нам самим. Не важно — новые они или старые, но давно забытые.

— А что касается справочно-энциклопедической литературы?

— Выходила у нас Олимпийская энциклопедия. Но к этому жанру можно отнести и самими нами составленную книгу о Сталинских премиях в области литературы и искусства.

— Прямо начиная с 1940 года?

— Даже с 1939, и по 1953-й, когда вождь не смог утвердить готовый указ по причине своей смерти. А уже потом его преемники ввели Государственную. В интернете полную и систематизированную информацию по этой теме вы не найдете. Кстати, энциклопедической можно считать и книгу «Богословие в красках» Леонида Михайловича Шкарубы из города Николаева — большой том с цветными иллюстрациями, изданный нами в 2008 году. Очень интересное издание об иконах — так сказать, во всей полноте их присутствия в жизни. Над рукописью пришлось основательно потрудиться, но в результате получилось очень хорошо. Книга хорошо разошлась, и церковные деятели, кстати, оценили ее по достоинству.

— Но это большой солидный том. А как насчет маленького формата?

— Самой востребованной, пожалуй, оказалась книга воспоминаний Рудольфа Волтерса «Специалист в Сибири» — ее мы несколько раз допечатывали.

— Это что-то из серии самиздата, запещенного в СССР?

— Да нет, вполне безобидные в политическом смысле воспоминания немецкого архитектора, который в 1932 году на волне «иностранных специалистов» около года успел проработать в Новосибирске.

— Развлекательная литература — совсем не ваша ниша?

— Иногда мы издаем и приключенческую, но если в ней есть что-то необычное. Например, повесть Стивенсона «Несусветный багаж», написанную в соавторстве с его пасынком и до сих пор на русский не переводившуюся. Мне этот текст очень понравился — веселая и остроумная проза. Поскольку в таких вещах интрига всегда строится на злоключениях главного героя, я бы назвал такой жанр литературы злоключенческим.

— Точная дата вашего пятнадцатилетия?

— Официальная дата регистрации издательства — 3-го числа. Обычно мы отмечаем годовщину в первую субботу октября, но в этом году пришлось «торжества» на неделю сдвинуть — не все приглашенные успевают добраться до нас вовремя.

— Нельзя не напомнить напоследок насчет этих… электронных e-book.

— А по этому поводу мы никогда не волновались. Печатная книга будет жить вечно. Хотя, конечно, приходится наблюдать картины, когда потенциальный покупатель полистает книгу, а потом в сторону отложит, прокомментировав: «Ставить некуда».

— Но это же из области читательского кокетства.

— Вот именно. На самом деле место всегда найдется.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments