Татьяна Сентякова: Чувство любви — вот главное в нашей жизни

0
23

На вопросы «Новой Сибири» отвечает Татьяна Николаевна Сентякова, доктор медицинских наук, профессор кафедры госпитальной терапии лечебного факультета НГМУ, врач высшей квалификационной категории по терапии и ревматологии.

 — Танечка, для меня большая честь вот так просто задавать вопросы ученому с мировым именем, да еще называть его Танечкой и на «ты». Тут, думаю, сразу, чтобы рассеять недоумение читателей, стоит упомянуть, что мы с тобой одноклассники, да еще жили лет двадцать на одной лестничной площадке. Много воды утекло… Я даже о части твоих заслуг и регалий узнал только при работе над этим интервью. Около трехсот научных публикаций, монография — с ума сойти!..

— Сережа, не отвлекайся на дифирамбы. «Школьные годы чудесные…» — это мы с тобой как-нибудь отдельно вспомним. Давай уж по теме.

— Хорошо. Вот, есть расхожий афоризм: «Нет людей здоровых, есть недообследованные». Это действительно так?

— Знаешь, наверное, этот афоризм имеет под собой некую почву. Однако, «должно оставить беспечность, коль дело пойдет о здоровье» (из пифагорейских «Золотых стихов»). Относиться к понятию «здоровье» с позиций известного афоризма я как врач, профессионал, отдавший медицине более 30 лет, не могу. Существуют научные трактовки термина «здоровье», есть понятия «индивидуальное здоровье», «популяционное здоровье», есть критерии этих понятий. Бесспорно, здоровые люди есть. Поскольку я работаю в клинике неотложных состояний, в моей практике здоровых людей не было. Но среди моих знакомых здоровые люди есть.

О проблеме обследования. В профессиональной деятельности врач руководствуется стандартами диагностики. И это помогает избегать крайностей как в ту, так и в другую сторону (недообследованный, избыточно обследованный). Обоснованное обследование, разумеется, помогает оценить параметры здоровья и нездоровья.

— Постоянно приходится читать: «Здоровье школьников ухудшается с каждым годом, призывники ослаблены, увеличилось число женщин, не способных рожать, и т. д.». И правда беда со здоровьем или возросло качество диагностики?

— Вот уж нагнетают иные СМИ. Нет, затрагивая общественное, популяционное, групповое здоровье, следует ориентироваться на научные, статистические факты. Увеличение продолжительности жизни населения, снижение выхода на инвалидность, увеличение рождаемости, снижение смертности по ряду заболеваний вряд ли говорят, что все так плохо.

— А где ты берешь эти данные и почему им веришь?

— Эти данные публикуются на портале Федеральной службы государственной статистики, там представлены оперативная информация и официальные публикации по разделам «Здравоохранение в России», «Социально-экономическое положение России», «Российский статистический ежегодник».

— Похоже, что в Новосибирске больше всего открывается пивных магазинчиков и аптек. Это выгодный бизнес. Потребление лекарств постоянно растет. Очень многие начинают день с пригоршни таблеток. В какой степени это необходимость, а в какой привычка, навязанная фармацевтическими фирмами?

— Мне не кажется, что в Новосибирске больше всего открывается пивных и аптек. Наверное, больше всего магазинов сотовой связи, банков, золотых магазинов. Чтобы говорить о росте потребления лекарств, также необходимо владеть информацией статистической. Я не располагаю такими данными по этому разделу здравоохранения. Из своего клинического опыта скажу, что чаще всего мы в своей клинике сталкиваемся с проблемой noncomplains — отсутствие приверженности к лечению. Да и во всем мире неуспехи в лечении в 50 процентов связывают именно с тем, что больные не лечатся, не выполняют предписанные врачами рекомендации.

— Раньше лекарства принимали, заболев, теперь многие препараты пьют, чтобы не заболеть. Как твое мнение? Предупредительное принятие лекарств — это правильный тренд? Ты принимаешь лекарства на «всякий случай»?

— Профилактическое применение медицинских препаратов, естественно, оправданно при массе заболеваний, это касается прежде всего применения вакцин. Врач не может назначить лекарство «на всякий случай», так как деятельность врача и в лечении регламентирована определенными стандартами. В случае возникновения того или иного заболевания для профилактики прогрессирования процесса, для профилактики осложнений необходимо применение лекарств почти постоянно. В ряде случаев показана постоянная заместительная терапия. Все это касается вторичной профилактики. Для первичной же профилактики болезней огромное значение имеет здоровый образ жизни.

— Когда-то был доктор, который лечил больного «от всего». Теперь время узкой специализации. И пациента гоняют от одного специалиста к другому. Что ты об этом думаешь? Кстати, у некоего нашего товарища заболело плечо, его терапевт направил к проктологу. Один наш знакомый профессор по этому поводу мрачно пошутил: «Бойтесь попасть на врачебный конвейер». Прокомментируй, пожалуйста.

— Интеграция и специализация в медицине совершенно необходима. Нужны как врач общей практики, может быть, семейный врач, но важны также и кардиологи, нефрологи, ревматологи, пульмонологи. Слишком много нового появляется в каждом разделе медицинских знаний, и квалифицированная помощь может быть оказана только соответствующим специалистом. Но при этом важна и роль терапевта, который должен быть рулевым в этой системе. Не попасть на «конвейер» (по твоей терминологии) может быть опаснее.

— Нет ли у нас в здравоохранении некоторого перекоса в сторону узкой специализации? Или это уход в сторону коллективной безответственности?

— Я не вижу перекоса в сторону специализации.

— Принято ругать молодых врачей, говорить о купленных дипломах. Как изменился уровень подготовки врачей?

— Только положительно, я считаю. Больше стали уделять внимания приобретению практических навыков, внедряются инновационные методы преподавания, совершенствуется подготовка по постдипломному образованию. В целом я оцениваю уровень подготовки студентов нашего НГМУ как удовлетворительный. Ничего сказать о купленных дипломах и даже о купленных оценках за экзамены не могу. Я говорю о себе, за всю мою долголетнюю врачебную и преподавательскую деятельность мне даже никто ни разу и не предлагал взяток.

— Есть ли собственные рецепты здорового образа жизни, которым ты неукоснительно следуешь?

— Собственного рецепта нет. Я привержена известным прописям. Главным в образе жизни считаю позитивное мышление, любовь к себе, миру, людям, своей профессии. Истины, как правило, банальны.

— Таня, а почему именно врач — такой вот выбор нелегкой профессии?

— С ранних лет я знала: буду врачом. На это решение повлияли тяжелая болезнь и смерть мамы, когда мне было всего 9 лет. Понимая, насколько трудна профессия врача, насколько она требует полной самоотдачи, родственники отговаривали поступать в медицинский институт. Николай Михайлович Сентяков, директор Новосибирского филиала Госбанка СССР, мой папа, предлагал пойти по его стопам, выбрать экономическую специальность. Но я не изменила решения.

— А каким-нибудь забавным случаем из студенческой жизни можешь поделиться?

— Помню до сих пор, как сдавала научный коммунизм. Никто толком не понимал, что это за наука, что нужно рассказывать. Преподаватель Е. В. Звезкина мне поставила «4», а до этого у меня были только пятерки. Экзамен проходил в главном корпусе, я пошла звонить домой с кафедры биологии. Вернувшись на третий этаж, я увидела, что однокурсники устроили бойкот, отказываясь сдавать экзамен: «Ну, если Сентяковой четверку поставили…» Тогда Екатерина Васильевна сказала: «Студентка Сентякова, дайте вашу зачетку. Мне мнение масс важнее всего!» — и исправила «хорошо» на «отлично»…

— Случалось ли ради профессии жертвовать чем-либо? Цена успеха? Что отдаешь в жертву из того, чего жаль?

— Быть врачом — означает быть в профессии 24 часа в сутки. Конечно, это и физически, и морально тяжко — соприкасаться с болью и страданиями больных. А уж личным временем жертвовать нужно постоянно. Чтобы стать профессионалом, нужно учиться, много, не переставая, всю жизнь, это тоже отнимает твое время, которое мог бы отдать другим делам. Но я ни о чем не жалею.

— Я с почтительным удивлением узнал, что ты — одна из трех-пяти в мире крупнейших специалистов по коллагенозам (коллагенозы — заболевания соединительных тканей. — С. Б.). Автор нескольких сотен научных работ. Врач, очень много сделавший для более продуктивного лечения ревматических заболеваний. И ты по этому пути шла, не отвлекаясь. И многое удалось. Пожалуйста, расскажи об этом. В двух направлениях. Первое — что делается в мире с этой отраслью медицины? Где сильнее школа, больше успехов? Тебе наверняка приходилось бывать и в других странах на симпозиумах, конференциях… А второе — что делать человеку, которому поставили нешуточный диагноз? Не умирать прежде времени? Какова амплитуда вероятности, что удастся вылечиться? Понимаю, что вопрос достаточно расплывчат, тогда переформулируй его правильно перед ответом…

— Я прежде всего интернист, врач по внутренним болезням, и терапию считаю основополагающей в профессии. Ревматология — моя вторая специальность, которая стала профессиональной любовью. Школа ревматологов в Новосибирске очень сильная, соответствует мировому уровню. Мой учитель член-корр. АМН ССР, профессор Аристарх Александрович Демин, он возглавлял кафедру госпитальной терапии НГМИ, когда я училась в ординатуре. Приоритетными направлениями работы кафедры в области ревматологии являются изучение этиологии и патогенеза ревматических болезней, совершенствование методов лечения, изучение эволюции ревматических болезней. Моя докторская диссертация, научным руководителем которой был Александр Аристархович Демин (сын Аристарха Александровича), посвящена современным аспектам клиники и лечения системной красной волчанки — одного из самых тяжелых заболеваний в медицине. Вот уже 40 лет мне приходится вести войну с «красными бабочками». Совершенствование методов диагностики, лечения, организации клинико-диспансерного ведения больных СКВ позволило существенно улучшить прогноз этого тяжелого заболевания, улучшить качество жизни больных СКВ. К сожалению, вопрос о выздоровлении при ревматических болезнях пока неутешительный. Но современные методы лечения позволяют достигать ремиссии и существенно увеличить продолжительность жизни этих больных.

— В чем секрет твоей активности — жизненной, творческой?

— Я получаю огромное удовлетворение от работы. Мне интересно жить.

— Какое воспоминание самое яркое, больше всего греет?

— Таких воспоминаний много. Через всю свою жизнь я пронесла воспоминание о любви и заботе родителей — папы, мамы, бабушки. В моей жизни есть человек, которого я очень люблю. Чувство любви — вот что главное в моей жизни.

— Самые большие огорчения последнего времени?

— Ну, конечно, в моей жизни были огорчения — смерть родителей, предательство некоторых людей, которых я считала друзьями, еще — если болеют мои близкие. Огорчают порой неудовлетворительное состояние больниц, коммерциализация в медицине и образовании.

— Какие жизненные удовольствия особенно радуют?

— У нас на даче прекрасный сад. Очень люблю работу в саду. Люблю слушать музыку.

— Как отдыхаешь в выходные? В отпусках? Водишь ли машину? Любишь ли дачу? Дальние поездки — где бывала, где понравилось, где нет? Если машины нет, какую марку взяла бы, предложи тебе ее с личным шофером?

— В последнее время предпочитаю отдыхать на даче. Раньше любила поездки. Питер, Москва, Киев — очень полюбились. Была в Греции, Италии, на Мальте, в Турции. Мечтаю побывать в Китае. Водительские права есть, но машину не вожу — это не мое. Если с шофером — наверное, «Мерседес».

— Любимые блюда, напитки? Может, поделишься каким-либо заветным рецептом? Я вот до сих пор с восхищением вспоминаю маринованные рыжики Прасковьи Михайловны, бабушки твоей.

— Я люблю простую еду. Утром всегда овсяная каша. Люблю куриный бульон. Очень люблю фрукты, особенно яблоки. Конечно, грибы — белые, опята, грузди, приготовленные по бабушкиному рецепту. К алкоголю отношусь резко негативно.

— Что ты любишь в себе, что выносишь с трудом?

— Мне нравится мое жизнелюбие. Огорчают доверчивость и вспыльчивость.

— Есть ли комплексы? Если не секрет, какие?

— Иногда приходится сотрудничать с теми, чьи убеждения я не одобряю. И это неприятно.

— В чем смысл жизни (простенький такой вопрос)?

— Смысл жизни в самой жизни.

— Что такое счастье?

— Счастье — это когда ничего не болит.

— Жизненный девиз?

— «Все сделано из счастья. Даже наша боль» (Пелевин).

— Три желанья (к Золотой рыбке)?

— Здоровье себе, близким, моим пациентам.

— Как полагаешь по своим ощущениям, что будет с Россией в ближайшие годы?

— Время покажет…

Сергей БЕЛОУСОВ, «Новая Сибирь»

Фото из личного архива  Татьяны СЕНТЯКОВОЙ

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.