Валерий Ильенко: Не люблю работать в замкнутом пространстве — мне нужно поле деятельности

0
314

Один из самых авторитетных политиков Новосибирской области накануне 60-летия ответил на вопросы «Новой Сибири». 

КАК стать секретарем регионального отделения партии «Единая Россия»? Валерий Ильенко свой путь к этому статусу начал с водителя такси, получил высшее образование, победил на выборах депутата, стал вице-спикером Законодательного собрания. У всех ли так получилось бы? Поговорим об этом с самим Валерием Ильенко.

— Валерий Павлович, какую часть своего времени вы тратите на общение с людьми?

— Да, пожалуй, все. Стараюсь уделять какое-то время отдыху, но рабочий ритм сложился так, что не получается: подъем в 6 часов утра, домой возвращаюсь не раньше 9 вечера.

— Это как-то связано с предвыборной кампанией губернатора?

— Нет, это уже образ жизни — лет 25 как минимум, а, может быть, и больше. Когда я работал водителем такси, то сам график заставлял так выстраивать свое время. Потом стал руководителем. Было это во времена Советского Союза, и тогда к таким вопросам щепетильно относились — руководители всегда на час раньше приходили на работу и на час позже уходили. Когда занялся политической деятельностью, это сохранилось автоматически: утром — на предприятие, затем — депутатские и партийные дела, выходные — на округе.

— Как известно, водители такси — люди общительные. После того как стали руководителем, изменились ли темы разговоров, стиль общения?

— Конечно. Но мне вполне комфортно общаться и тем языком, на котором я общался, работая за рулем. Я и с водителями могу разговаривать на «ты», и они на меня никогда не обидятся. С другой стороны, мне просто общаться с избирателями, потому что я знаю их проблемы.

— Тем не менее политика — не самое благодарное занятие. Почему вы в нее пошли?

— Я никуда не ходил. Это все было заложено с детских лет. Родители занимались общественной деятельностью — были руководителями сельсовета. Так что я сам в этом общественном круговороте с детства. И в школе, и в техникуме, и в армии был секретарем комитета комсомола.

— Выступая публично, вы всегда говорите, не повышая голоса. Это у вас такой стиль?

— Я не могу себе позволить повышать голос во время выступлений. Но если на работе, в депутатской или партийной деятельности я на 100 процентов уверен, что что-то делается неправильно, то, поверьте, могу разговаривать и по-другому.

— Убеждать умеете? Важно ли это для политика?

— Мы — партия путинского большинства, и мы несем ответственность за то, что происходит на территории Новосибирской области и Российской Федерации, за принятие законов и их исполнение. Конечно, оппозиционерам проще. Увидел черное пятно — и вали все на власть. А мы должны говорить, что вокруг этого черного пятна есть много светлого.

— Не хочется иногда вернуться на производство, в автотранспортное предприятие?

— Мне всегда везло на людей, которые были рядом со мной. И я полностью доверяю команде, которая сейчас работает на ПАТП, — механизм запущен и работает стабильно. Хотя я как первый руководитель оставляю все под своим стопроцентным контролем. Конечно, хочется иногда вернуться — все бросить, поставить на всем крест и пойти даже не директором, а за руль. Но обратной дороги нет, и дело не только во мне. Вся моя сознательная жизнь (а у меня только в Новосибирской области трудовой стаж 38 лет) заставляет меня немного по-другому смотреть на вещи. Вернуться назад можно, но у меня вопрос: а что я там смогу дать обществу? Я убежден, что у меня еще есть возможность сделать что-то хорошее для людей.

— Но хорошее для людей можно делать и чиновником…

— Мне поступали предложения возглавить район или переехать в Москву — работать в Министерстве транспорта. Но для себя я этот вопрос уже много лет назад снял с повестки дня. Я не люблю работу в замкнутом пространстве — мне нужно поле деятельности. У депутата более творческая работа, нежели у чиновника.

— Вы заканчивали Новосибирский сельхозинститут (сейчас — аграрный университет). Поступали туда, потому что родом из села?

— Нет. Я — технарь, и направление у меня было «инженер-преподаватель», теперь наш факультет стал Инженерным институтом при университете. Обучался заочно, причем качество обучения тогда было совсем не как сейчас. Очень много почерпнул, общаясь с преподавателями высочайшего уровня, с которыми и сейчас поддерживаю отношения. После занятий шел на работу и транслировал то, что узнал, на производство, подкреплял полученные в институте знания на практике. Можно было бы, конечно, вообще не учиться — просто работать и набираться опыта. Но для меня очень важно было получить образование.

— Вы родом из Алтайского края. Удается поддерживать отношения с малой Родиной и земляками?

— Для меня это святое дело, ведь там у меня похоронены родители. Я в постоянном режиме поддерживаю отношения с сельчанами, администрациями села и района.

— Наверное, вы — самый известный человек у себя на селе, добившийся успеха…

— Да, и для меня очень важен официальный статус «Почетный житель села». Не без моего участия там появилась детская площадка, была построена часовня. Год назад мне уступили усадьбу, в которой я родился 60 лет назад, потихонечку ее реставрирую. Понятно, что часто туда не наезжусь — далековато, но хотя бы раз в квартал приезжаю. Дом на берегу речки, вокруг хорошие охотничьи угодья — озера, болота, леса…

— Разговор об усадьбе логично подводит нас к разговору о семье.

— Семья — это та цель, которую мы поставили вместе с женой. Ей я очень благодарен за то, что все семейные заботы она взяла на себя. Сейчас дети работают, у нас хорошие сноха и зять — целеустремленные. Четверо внуков, и нужно сделать все, чтобы они были счастливы.

— Скоро прадедушкой станете?

— Нет, наверное, старшей внучке пока только 10 лет.

— Ощущаете себя патриархом?

— Пожалуй, тоже нет, но я точно знаю, что в семье ко мне относятся с уважением.

— 60 лет в этом году — пока еще пенсионный возраст. Чувствуете себя пенсионером?

— Мы с вами родились в те времена, когда человек в 60 лет воспринимался как старик. Сегодня, конечно, я себя так не ощущаю. Да и не получается, ведь еще есть много задач.

Я получаю огромное удовольствие, когда рядом есть люди, которым я оказал какую-то помощь. Это надо видеть и чувствовать — когда, например, мать не может сделать больному ребенку операцию, а у тебя есть возможность помочь. Таких примеров много, и я убежден, что у меня есть силы и энергия продолжить свою депутатскую деятельность.

Алексей САЛЬНИКОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:
comments powered by HyperComments