Владимир Женов: Мне всегда было интересно

0
1409

Накануне своего 70-летия на вопросы «Новой Сибири» отвечает президент Новосибирского банковского клуба, председатель Совета НГТПП Владимир Гаврилович Женов

— Владимир Гаврилович, согласитесь, что не каждый способен, как вы, реализоваться и в прежней жизни, и в нынешней. Например, любимый мной Николай Андреевич Мочалин заметил как-то мимоходом, что при советской власти был бы в лучшем случае главным инженером принадлежащего ему завода, а в новой России он стал не только известным предпринимателем, но и украшением новосибирской политики. А при этом трудно представить, как бы смог заявить о себе в наше время горячо любимый вами Владимир Семенович Высоцкий…

— Нет, ну, Высоцкий проявился бы. Вот хотя бы это: «Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья… Воронье нам не выклюет глаз из глазниц, потому что не водится здесь воронья». По-моему, он вообще как бы транслировал что-то свыше… Ведь он никогда не был на Дальнем Севере! А я был — все так и есть.

— Насчет Высоцкого, перед которым я тоже преклоняюсь, согласиться, однако, не могу. Боюсь, что его гениальные песни могли бы затеряться в интернете, а женитьбой на французской актрисе кого сейчас удивишь! Давайте лучше про Север и про Юг. Вы ведь покорили оба полюса, насколько я знаю…

— Плохо знаете: на Северном полюсе я действительно был, мы подошли к нему на атомном ледоколе, флаг прямо в него воткнули и рядом стояли, а вот до Южного несколько километров не добрались. С путешествием в Антарктиду все очень сложно. Доступ на континент жестко регламентирован международными правилами и конвенциями. И за маршрутами, квотами, допусками очень строго следят. В первый раз, когда мы туда отправились, побывать на самом материке не удалось, были только в Антарктике — на островах, на мысе Горн, в Патагонии, в чилийской и аргентинской зонах. Во второй раз высадились уже на континенте. Но до центра материка, до полюса добраться просто невозможно… Кстати, в 2020 году будет отмечаться двухсотлетие открытия Антарктиды. К этой дате будут приведены в соответствие все русские географические названия. Обидно ведь, что, например, антарктический остров называется Элефант, а сначала он был назван в честь русского адмирала Мордвинова, который первым нанес его на карту.

— А международное сообщество это признает?

— Посмотрим, как будет себя вести международное сообщество. Мы должны отстаивать свои приоритеты.

— Насчет приоритетов. Перед нашей встречей специально поинтересовался полярными турами — бегло, конечно, но впечатление странное. Побывать в Антарктиде стоит недешево, но все-таки втрое дешевле, чем на Северном полюсе. При этом цена путевки в Антарктику, а там приходится и в иностранные порты заходить, указана в рублях, а в Арктику, которая вот она, рядышком, — в долларах. Как вы думаете — почему?

— Потому что дураки. Надо же не только говорить о развитии внутреннего туризма, но и хоть что-то для этого делать. Мне в этом смысле повезло: я в молодости играл в футбол и в хоккей, летал, ездил с командами по всей стране — сегодня в Ашхабаде, завтра — во Владике. Затем я был одним из руководителей областного штаба камчатского и сахалинского стройотрядов. Я очень много поездил, побывал более чем в ста странах. Сейчас у нас просто так в стране не попутешествуешь. Недавно мы вернулись из тура — Сахалин, Курилы, Камчатка, но тур был иностранный. И я удивляюсь нашему правительству, у которого под ногами даже не золотое, а платиновое богатство, которое надо осваивать, но это будто не замечают. Европейцы готовы платить за посещение этих мест, но пока прибыль идет иностранным компаниям, которые организуют туристов.

— Может, наши люди просто еще не нагрелись на турецком и тайском солнышке, не насмотрелись на Колизеи, и туроператоры это понимают…

— Наверное, но если будет дотация на перелеты на ту же Камчатку, — туда поедут все. Камчатка уже сейчас наводнена «дикими» туристами. Проблема-то в одном: за морем телушка — полушка, да рубль перевоз… Я вот двадцать раз был в Нью-Йорке, но ни разу не был в Северном районе нашей области. Да есть еще много мест в России, где хотелось бы побывать. На том же Алтае, который я прекрасно знаю, есть столько прекрасных мест, которые мы с женой еще не видели. Мы не были на Валааме, в Кижах, на плато Путорана в Красноярском крае, где есть водопады, речки, озера, даже не имеющие названий. Очень хочется полностью пройти Северным морским путем, пока только частично освоить его получилось. Хочется побывать в Туве, в Хакасии. Побывать не проездом, а подольше — как Путин с Шойгу. (Смеется.)

— А остаться в какой-нибудь из «более чем ста» стран не хотелось?

— Никогда. Даже временно — мне однажды предлагали стать представителем ЮНЕСКО в Юго-Восточной Азии, но я отказался. В интервью одной из новосибирских газет я как-то сказал, что если хочешь жить для себя, живи за границей, а если для детей, для будущего — только Россия! Там, правда, потом написали не про детей и будущее, а «ради страны», но я не против. Я вижу себя только в России, причем именно в Новосибирске. Только здесь мне дышится легко. Еще в молодости чуть было не перевелся работать на кафедру в престижный московский институт — настойчиво звали, потом несколько раз предлагали очень серьезные должности в столице, но я по-прежнему здесь. И не жалею.

— Ну что ж, вернемся в Новосибирск. Лет 20-25 назад на слуху были имена многих местных предпринимателей. Вспомним хотя бы Сергея Проничева, Вольдемара Басалаева, Михаила Камху… А сейчас новосибирцы лучше знают американских воротил бизнеса, чем своих.

— У Проничева и сейчас все в порядке…

— А недавно встретил Камху, так Михаил Александрович говорит: вообще от дел отошел, внуками занимается…

— На это могу ответить только притчей. К султану в гости приехал соседний царек и спрашивает, как это ему удается сохранять в государстве такую тишь да благодать. Тот молча повел его в поле, идут вдоль идеально ровных посевов, вдруг видят: один колос выше других торчит. Султан вынул саблю — вжик, и опять все ровно. «Все понял?» — спрашивает. Ну, и мы все поняли.

— Та же, видимо, история и с губернаторами. Когда-то вся страна знала Росселя, Тулеева, Хлопонина, Шаймиева, а сейчас спроси на улице — многие новосибирцы и своего-то губернатора не знают, хоть и выборы на носу…

— Хуже то, что губернаторы сами, без Москвы, ничего сделать не могут, полномочий мало, денег еще меньше. Когда-то первый секретарь обкома был на своей территории царь и бог…

— Мне рассказывал один мужичок, как пошел на личный прием к тогдашнему царю и богу Горячеву, выпил для храбрости, ну и говорит, что уже несколько лет с женой как следует не спит, потому что дочка уже взрослая, а квартира однокомнатная… Тот захохотал и тут же распорядился двухкомнатную квартиру дать. Мужику-то повезло, но не уверен, что это хорошо. Нынче губернатору такое не под силу — разве что из своего кармана…

— Карманов не напасешься. Тогда была одна крайность, сейчас другая. И не только с губернаторами. Вспомните, какая могучая сила был завод имени Чкалова. Его директор ворочал гигантскими средствами, от него зависели десятки тысяч судеб, с ним считались в Москве… Сейчас это какой-то филиал, и даже в масштабах города он не так уж заметен.

— Вот интересно, смог бы в нынешних условиях реализоваться такой человек, как бывший директор НЗХК и замминистра Белосохов?

— Сашу Белосохова я знал очень хорошо. Это была ярчайшая личность. Боюсь, что сейчас он мог уйти куда-то в тень. Вспомним притчу про султана и колоски.

— Времена и нравы… А когда, в какие из наших времен вам было лучше, легче или что там еще?

— Интересно — я бы это слово использовал. Интересно мне было всегда. Когда я играл в футбол и в хоккей, когда учился, когда писал диссертацию, преподавал, был деканом в родном нархозе, когда участвовал в создании первой в Новосибирске биржи, Муниципального банка или Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий… И сейчас, когда я в Банковском клубе работаю над формированием цивилизованного финансового рынка, мне интересно.

— Владимир Гаврилович, очень часто люди добиваются успеха, двигаясь в шлейфе какого-нибудь лидера. Ну, скажем, Дмитрий Медведев двигался вверх вслед за Владимиром Путиным, тот, в свою очередь, как бы из обоймы Анатолия Собчака, Романа Абрамовича, говорят, подтянул Борис Березовский, Владимир Городецкий был в команде Виктора Толоконского. А вы шли за кем-то или двигались сами по себе?

— Думаю, ведомым я не был. Но мне везло. А вот учителей и более опытных наставников было много. Это и мои первые тренеры по футболу и хоккею, и первый ректор нархоза Виктор Александрович Первушин, и известные партийные и хозяйственные руководители Новосибирской области Владимир Анатольевич Боков, Александр Павлович Филатов, заведующий кафедрой снабжения в нархозе Валерий Павлович Федько, очень многие директора заводов (боюсь кого-то не упомнить).

— Но вы ведь и с Толоконским много работали, он же мощно влиял на людей…

— С Виктором Александровичем интересно было работать, он очень умелый управленец. Помню, в конце одного из заседаний он расхаживает по кабинету и с лету, как он это умеет, диктует решение: такому-то департаменту сделать то, такому-то — это, а Муниципальному банку… Тут я его перебиваю: извините, Виктор Александрович, а вот Муниципальному банку вы приказывать права не имеете, мы — коммерческий банк. С тех пор во всех соответствующих постановлениях мэрии значилось: «просить Муниципальный банк» или «согласовать с Муниципальным банком» (смеется).

— Красивая история. Снимаю шляпу: перед вами — за независимость, перед Толоконским — за гибкость и уважение к приличным людям… И последнее: как удается поддерживать форму? Вам на днях 70, а выглядите дай бог каждому 60-летнему пацану, да и энергии через край. Диеты, спорт?

— Ничего такого, про здоровый образ жизни слышать не могу, спортом давно не занимаюсь, даже зарядку не делаю…

— Даже курить, несмотря на всю пропаганду, не бросили…

— Да, правда, вместо любимых ранее крепких спиртных напитков потихоньку перехожуна красное вино. Немного жаль… Раньше-то из пяти видов коньяка мог на вкус минимум три различить. А виски… Это же целая наука, ее можно вечно постигать.

— Ну, лучше не скажешь.

— Все-таки скажу — словами любимого мной писателя Олега Куваева: «Я так считаю, что если мужик не пьет и не курит, лучше к нему не поворачиваться спиной. Такого лучше перед собой иметь, на глазах».

Вячеслав ДОСЫЧЕВ, специально для «Новой Сибири»

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.