Чего в земле не утаить

0
897

У Новосибирска, активно вступавшегося за Ивана Голунова, есть достаточно поводов поддержать и его расследования о ритуальном бизнесе.

На прошлой неделе имя корреспондента «Медузы» Ивана Голунова снова попало в топы новостей. Очередные материалы его расследования о ритуально-похоронной сфере России вызвали уже не столь мощный резонанс, как факт его задержания. Но зато авторитет их вырос: к дотошной журналистской работе о выгодополучателях московского похоронного рынка подключились журналисты из ведущих российских изданий — Forbes, The Bell, «Ведомостей», «Новой газеты», РБК и других.

Новосибирску, который активно участвовал в акциях протеста против давления на журналиста, тоже есть что добавить к этим материалам. Но у нас, видимо, глаз замылился, а скорее — просто не хватает сил и времени: все же расследование – очень затратный формат для региональных СМИ.

Смычка частного с государственным

В расследовании Голунова речь идет о том, как формировалась нынешняя структура ритуального бизнеса Подмосковья. Начинается история с Химок: представители муниципальной похоронной службы перенаправляли клиентов в частную фирму, связанную с чиновниками. Эти бизнесмены становились все влиятельнее, создавали разные общественные структуры, которые потом участвовали в драках за передел рынка ритуальных услуг, разгоняли митинги против точечной застройки и так далее. В итоге группировка, усилившись за счет сближения с силовиками, распространила свое влияние на четыре района Московской области, граничащих со столицей.

У нас в Новосибирске ничего такого, конечно, в открытых публикациях нет. Правда, уже более года назад «Новая Сибирь» рассказывала о вскрытых фактах тесного взаимодействия областного бюро судебно-медицинской экспертизы с частниками. Журналист сдал документы о смерти человека в окно областного учреждения здравоохранения, а для оформления документов его пригласили уже в другое окно. Да еще и выдали там кассовые документы индивидуального предпринимателя.

Тогда, в апреле 2018-го, сообщалось, что прокуратура Новосибирска усмотрела в этом признаки мошенничества, а материалы проверки, подтверждающие эти факты, направила в полицию с просьбой решить вопрос об уголовном преследовании в отношении «неустановленного лица из числа руководителей ГБУЗ НСО «Новосибирское областное клиническое бюро судебно-медицинской экспертизы» и индивидуального предпринимателя Галины Монаховой.

«Новая Сибирь» направила в прокуратуру города запрос о статусе тех материалов, ответа пока нет. Но, судя по публикациям в прессе, ясности за минувший год не прибавилось. Руководитель бюро и заслуженный врач РФ Владимир Новоселов по-прежнему руководит хлопотным экспертным хозяйством.

Вообще он пересидел в своем кресле и не такое. В 2005 году суд признал его виновным в превышении полномочий при экспорте трупов в Германию для анатомических выставок доктора Гюнтера фон Хагенса, скандально известного под прозвищем «Доктор Смерть». Должностное лицо государственного учреждения способствовало сбору мертвых тел по новосибирским моргам и переправке их в Германию. В грузе оказались тела людей, которых безуспешно искали родственники. Восьмерым из них в бюро Новоселова под видом праха близкого выдавали чужой прах. Виновного за все это обвинили в превышении полномочий и оштрафовали на 35 тысяч рублей. А до этого по его делу дважды вообще выносили оправдательный приговор.

«Справа — частное, слева — тоже наше». К залам прощания можно попасть только через территорию судмедэкспертизы.

Особые рыночные условия деятельности новосибирской судмедэкспертизы в прессе обсуждались не раз. Вдоль земельного участка государственного бюджетного учреждения на частной земле расположены частные залы для прощания. Однако подойти и подъехать к ним можно только через шлагбаум и территорию ГБУЗ. Это видно невооруженным глазом и уже неоднократно описано в прессе. И ничего не меняется. Ну, разве кроме того, что лично Владимир Новоселов теперь отношения к этим объектам не имеет. По крайней мере, формально не имеет.

Отношения между частным и государственным на территории судмедэкспертизы выстроены удивительным образом. Например, одна частная фирма арендует здесь три квадратных метра площади, оказывая на них услуги по подготовке тела к прощанию. Для профессионалов очевидно, что арендованные квадраты – лишь ширма, на самом деле работы ведут сотрудники учреждения, которое должно оказывать эти услуги бесплатно.

Земля выдается по утрам

Каждый, кто сталкивался в Новосибирске с необходимостью организации похорон, знает одно непреложное правило: земля для захоронения выделяется день в день. И каждый же согласится, что это ужасно: сегодня хоронят вашего близкого человека, а вы с самого утра едете на кладбище, нервно курите в очереди, потом вас ведут (или вы везете выделенных кладбищенских служащих) к какому-то месту. Говорят, это даже помогает утешить скорбь, но не всем.

Правило настолько непреложное, что никто и не помнит, чтобы когда-то было иначе. А вот в Томске – напротив, никому никогда и в голову не приходило так делать.

«У нас такого, на моей памяти, не было никогда, чтобы землю обязательно выделять в день похорон, — подтвердила «Новой Сибири» директор МКУ Томска «Служба городских кладбищ» Елена Гарус. — Я работаю с 2002 года. С 2013 года создано МКУ «Служба городских кладбищ». И всегда было так заведено».

Есть небольшой нюанс: в Томске своих землекопов у кладбищенского муниципального учреждения нет. Чтобы подрядчики знали, сколько людей выводить на работу, заказ им дают с вечера. МКУ их только расставляет, контролирует, чтобы они работали там, где землю дали, и что яма соответствует СанПиН. В итоге это удобно всем, а главное – законно.

В Новосибирске, напротив, копают только муниципалы. Сама земля, как и положено по закону, выдается бесплатно, а вот за выбор места иногда приходится доплачивать. То есть, разумеется, не совсем за выбор места. Если клиента не устраивает бесплатный участок, ему могут предложить землю вместе с уже установленной оградкой или бордюром – и стоит это, например, 40 тысяч рублей. Есть истории, когда при  подхоронении примерно на такую же сумму копщики продавали организатору ритуала полиэтилен – якобы он необходим для того, чтобы прикрыть соседние захоронения.

А еще у нас есть история Якова Дистенфельда, заместителя директора МКУ «Ритуальные услуги». В марте 2019-го его офисы и автомобиль обыскали, а их хозяина задержали. Сразу уточнили, что следственные действия ведутся в рамках уголовного дела о взятке (ч. 5 ст. 290 УК РФ). Известный новосибирский общественник Алексей Носов выложил у себя в Facebook материалы с задержания и обыска, на фото и видео — бриллианты в пакетиках, ружья в сейфах, пистолеты в автомобильном бардачке и даже бейсбольная бита в багажнике «патрола». Вскоре Ленинский районный суд, отклонив ходатайство следователей об аресте, отпустил задержанного под подписку о невыезде. С тех пор он так и не выезжает, а о его уголовном деле общественности ничего не известно. «Мне самому очень интересно, в какой оно сейчас стадии. Даже начал уже пробивать. Говорят, забрали дело в ГСУ МВД, а какая перспектива – вообще не понятно, — рассказал «Новой Сибири» Алексей Носов. — Судя по всему, его сейчас пытаются похоронить. Не Якова Моисеевича, конечно, дай бог ему здоровья, а дело».

Оружие, изъятое из офиса МКУ «Ритуальные услуги» при следственных действиях в отношении Якова Дистенфельда

Карьера Якова Дистенфельда в ритуальной сфере идет с начала 90-х, он считается специалистом по организации вип-похорон. В разгар всех событий вокруг него собеседники «Новой Сибири» комментировали, что в той же группе риска, что и Дистенфельд, сегодня более 150 сотрудников муниципального казенного учреждения, распоряжающегося землей городских кладбищ. Ведь МКУ не только выполняет муниципальную функцию по поддержанию работы кладбищ, распределению участков под захоронения и их учету — оно оказывает платные услуги населению по копке могил и организации ритуала в целом. А в этой области чаевые – правило, а не исключение. Когда-то потчуют блинами, когда-то, не исключено, и бриллиантами. Почему бы и нет.

По итогам многолетней судебной тяжбы между мэрией Новосибирска и Управлением ФАС суд высказался, что в Новосибирске орган местного самоуправления необоснованно наделен и муниципальными функциями по организации ритуальных услуг, и функциями хозяйствующего субъекта. В результате МКУ «Ритуальные услуги» «получило возможность осуществлять деятельность в сфере организации ритуальных услуг и содержания мест захоронения, что приводит или может привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции».

Ну а если ты главный игрок рынка, но при этом существуешь в особых условиях, то понятно, зачем твоим руководителям бейсбольная бита в автомобиле и оружие в офисе.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.