Новое об ООПТ: Можно будет всё, но не всем и не сразу

0
410

Власти прокомментировали свои шаги по Заельцовскому бору — они ведут навстречу здравому смыслу. Правда, окольным путем.

Сразу два региональных министра комментировали на неделе первоочередные задачи власти по созданию особо охраняемых природных территорий — министр сельского хозяйства Евгений Лещенко и министр природных ресурсов Андрей Даниленко. Они декларировали: никакой спешки при создании лесного парка «Заельцовский бор» не будет, от нового статуса тем, кто там живет и добросовестно развивается, станет только лучше, а хуже — только земельным спекулянтам и другим злодеям. Но это не так: даже то обстоятельство, что время идет, а окончательной картины будущих изменений до сих пор нет, вызывает напряжение среди тех, кто живет в будущей ООПТ.

Как и предполагала «Новая Сибирь», ограничив законом круг инстанций, хозяйничающих в зеленых зонах региона, власть готова выстраивать практику в соответствии со здравым смыслом и реальными нуждами территории. Правда, она это делает слишком неспешно (напомним, с момента принятия постановления об ООПТ прошло три месяца) и как будто из-под палки. Ведь общественность, выступившая против закона, уже успела собрать тысячу подписей от жителей территорий, попавших в границы особо охраняемой природной зоны. И обратилась в суд с иском об отмене принятых в феврале поправок.

Евгений Лещенко.

О чем говорили министры? Главный их месседж в том, что работа по созданию в Заельцовском бору особого режима пока находится в подготовительной стадии. К июлю регион планирует найти подрядчика по описанию и установлению границ бора и по определению ценности разных участков леса. Правда, по каким критериям будут определять эстетическую, рекреационную или иную ценность той или иной территории — ясности пока нет даже у министров (все зависит от подрядчика, говорят они). На основании этой работы сторонних специалистов, окончания которой ждут осенью, в лесном парке выделят семь разных зон — от территории жилой застройки до лесного фонда. После для каждой из них определят режим и разрешенные виды природопользования. Все вместе вынесут на общественное обсуждение. То есть, по сути, сделают все так, как и было раньше (хотя и не совсем — руководить процессами будет регион, а не муниципалитеты), но потратить на это придется едва ли не год.

Неправильное использование бора — это не какие-то маргинальные мужики с топорами, а в первую очередь бессистемно формирующаяся нагрузка, наносящая вред зеленой зоне, уточняют министры. «Если переводить участки, предназначенные для садоводства и огородничества, под жилищное строительство, автоматически должны предоставляться совершенно иные нормы энергопотребления, необходимо будет провести канализацию, воду, а это потребует укладки коммуникаций, а также изменения дорожной инфраструктуры для обеспечения транспортной доступности, — комментирует Андрей Даниленко. — Это может потребовать рубки насаждений. Именно это мы и хотим предотвратить».

Андрей Даниленко.

«Задача-максимум — создать комфортные условия гражданам, которые живут давно, вросли в территорию корнями, имеют жилье, надлежащим образом оформленное», — успокаивает Евгений Лещенко. А Андрей Даниленко слегка ему противоречит: «Собственники примут на себя дополнительные обязательства по исполнению режимов особой охраны на этих территориях».

В общем, подытоживают оба чиновника, от нового порядка должны пострадать только земельные спекулянты — те, кто отхватил участок леса в надежде его перезонировать и перепродать с большой выгодой. А таких, как мы понимаем, у нас никто не любит. Зато среди потенциальных потерпевших немало тех, дома которых не относятся к «надлежаще оформленным». Для кого-то жизнь в такой недвижимости – способ оптимизировать налоги, а для кого-то пройти все формальности по легализации своего жилья непосильна по затратам. У нас ведь дворцы и хижины стоят через забор друг от друга.

В многочисленных поселках Заельцовского бора не так много «надлежаще оформленных» домов. Фрагмент публичной кадастровой карты.

От журналистов прозвучал еще один интересный вопрос — о введении платы за посещение лесных парков. Она не предполагается даже в перспективе, ее даже технически организовать невозможно, заявил Андрей Даниленко. Но вопрос-то совсем не случайный.

Напомним, федеральная нормативно-правовая база обязывает устанавливать тариф на вход в особо охраняемые природные территории на уровне не менее 0,5 процента от прожиточного минимума. И всего лишь год назад, в 2020 году, Минприроды Новосибирской области даже разработало проект постановления правительства с предложением ввести платный вход в Новосибирский дендропарк — он уже тогда был федеральной ООПТ.

Документ был опубликован на портале «Электронная демократия Новосибирской области», а министр объяснял его необходимость формальными процедурами. Хотя и оговаривался: «Если общественное обсуждение показывает, что введение платы за вход не нужно, — значит, проект такого решения на рассмотрение региональным правительством вынесен не будет».

Вроде все понятно, но вопрос в итоге пришлось комментировать самому губернатору. «Надо поставить точку — общественное мнение получено, оно яркое и четкое. Никакого платного входа в дендропарк мы не вводим», — отрезал тогда Андрей Травников.

Все так и не совсем так. Дело в том, что такую плату с 2019 года предусматривает 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», а федеральное правительство отдельным постановлением установило перечень лиц, с которых денег брать не надо. Логика действий регионального Минприроды, видимо, была в том, чтобы взять формирование такого списка в свои руки, но для того, чтобы отменить плату за вход в ООПТ — хоть для отдельных категорий граждан, хоть для всех, — нужно было сначала принять документ о ее введении. Однако поди объясни людям такую многоходовку…

Примерно то же самое, если разобраться, несет и новый закон об ООПТ: мол, мы все разрешим, но сначала надо все запретить. Прежде всего, власть решила оформить в свой арсенал дополнительное название, очертить границу территории, на которую муниципалитеты (а Заельцовский бор находится в юрисдикциях нескольких) свой нос совать не могут. Ну а потом уже разбираться. И тем, кто никаких антиэкологических целей не имеет, дать, по сути, все те возможности, которые у них были и до ООПТ.

Идея правильная, хорошая, способная собрать много сторонников. Правда, не совсем понятно, зачем было включать в особую зону то, что к ней по определению не относится: например, частный сектор на ул. Жуковского? Что там охранять и какая там природа?

И второе: зачем было спешить тогда, чтобы так не спешить сейчас? В промежутке времени между введением нового порядка и оформлением для него всех рабочих инструментов всё в бору вынуждено было замереть более чем на полгода, а многим это причиняет неудобства и кое-кому дорого обойдется.

Кстати, именно на незаконность этой «дополнительной административной процедуры» между принятием решения о необходимости создания ООПТ и ее созданием указывают в своем иске общественники-экологи. Судебное разбирательство по их иску начнется буквально на днях.

Константин КАНТЕРОВ, «Новая Сибирь»

Ранее в «Новой Сибири»:

«Есть ли что охранять в гаражах»: По закону об ООПТ обозначились компромиссы

\

Whatsapp

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.