Два перелома в судьбе двух звезд новосибирского балета

0
514

Жизнь бросала выпускников новосибирского хореографического училища Веру Тимашеву и Александра Горбацевича от Новосибирска — до Москвы, и от Москвы — до Торонто. Сегодня они заканчивают свой рассказ о жизни в Канаде.

Окончание. Начало в №23 «Новой Сибири».

Два перелома в судьбе двух звезд новосибирского балета

 

Во время отборочного тура в Галифакс Александр и Вера посетили красивейшее туристическое место «Бухта Пэгги» на берегу Атлантического океана
Во время отборочного тура в Галифакс Александр и Вера посетили красивейшее туристическое место «Бухта Пэгги» на берегу Атлантического океана

— Вера и Саша, закончив карьеру артистов, балета, вы приняли решение продолжить свою жизнь и работу в Канаде. Почему именно Канада?

Александр. — Канада была выбрана не случайно. Там обосновались наши старые добрые друзья, которые много нам рассказывали о стране, к тому же, они помогли оформить документы. Конечно, все было совсем не просто. Ведь балетных школ в Канаде много, и в основном частные и уровень практически во всех не очень высокий. Нам это не нравилось, поэтому мы пошли по самому сложному пути. Мы окончили годовой педагогический курс в Национальной школе балета, что помогло подтянуть английский язык, лучше понять методику преподавания и некоторые особенности системы обучения. Поскольку мы фактически проходили подготовку в том коллективе, в котором нам предстояло работать, то и по окончанию обучения для нас уже не было сложности адаптироваться к незнакомой ситуации.

Вера. — Да, уровень школ оказался не очень высоким. Поначалу, когда мы показывали менеджерам наши резюме, те краснели и объясняли, что мы для них слишком квалифицированные. Мы не просто учили детей тому, что нам объяснили на курсах, мы включили в процесс обучения многое из того, что сами хорошо знали по своему опыту в России. В этом нас поддержала и директор — Мэвис Стэйнс, которая сказала: «Учите тому, что хорошо знаете и во что вы верите сами».

— Первая публикация о вашей жизни и работе привлекла большое внимание любителей балета, поэтому возникла необходимость продолжить разговор. Но обстоятельства сегодняшнего дня диктуют свою повестку, так что второй вопрос будет связан с ситуацией пандемии коронавируса. 

Александр. — Давайте, я начну.  Наша школа существует практически на частные пожертвования, и ежегодно в марте мы проводим специальные концерты для спонсоров, доноров, попечителей. Обычно для этого арендуется банкетный зал с небольшой сценой. В этом году мы впервые решили такую акцию провести в самой школе, но как раз накануне, 13 марта, был объявлен карантин, школу закрыли и за пять дней детей отправили по домам в разные страны. Поэтому концерт не состоялся — впервые за много лет. Дети разъехались, а мы, какое-то время приезжали в школу, обсуждали планы и снимали на видео уроки для наших учащихся, но вскоре нас попросили покинуть здание школы. Признаться, некоторое время мы пребывали в полном унынии, не понимая, что делать и как быть. Наконец, когда стало окончательно ясно, что это не на месяц и не на два, мы стали придумывать, как дальше работать с детьми, чтобы они смогли закончить учебный год.

Мы стали активно пользоваться видеосвязью, что оказалось очень сложно: студенты ведь разбросаны по всему миру, а качество связи везде разное. Например, у нас студенты находятся в Японии, при этом по разным городам, — когда там утро, у нас вечер. Мы даем нужную комбинацию — идет время, а ребята стоят на месте и ждут, когда до них дойдет звук, — а когда у нас музыка заканчивается, они начинают танцевать. Да и в самом Торонто мы находимся в одном месте, а концертмейстер в другом. В общем, пришлось приспосабливаться — на это ушло время, но все постепенно выровнялось, уроки теперь проходят каждый день. А свободное время мы используем для встреч с коллегами, обсуждаем профессиональные проблемы, остается еще время подкорректировать кое-что в наших учебных программах.

— Как я понимаю, пока эти занятия проводятся, чтобы дать возможность детям закончить учебный год?

Вера. — Да, мы завершаем учебный процесс, который обычно заканчивался 24 июля, большим праздником, вручаем лучшим ученикам награды… Но в этом году праздник пройдет онлайн. Ну что ж, это новый интересный эксперимент.

— И когда же вы вернетесь к реальному общению? 

Вера. — Мы рассчитывали 6 июля вернутся, но получилось на неделю позже, 13 июля. Четыре месяца был перерыв. Начали работать понемногу — и только с теми детьми, кто живет поблизости. Сегодня у меня и у Саши занимается по девять человек, всего у нас 13 залов плюс сцена. Дети стараются не пользоваться общими раздевалками, тем, кто может, мы рекомендовали приезжать уже в репетиционной одежде, набросив что-нибудь сверху. Большой плюс, что у нам уже нет общеобразовательных предметов — проще составить расписание: с утра занимаются младшие, с обеда старшие. После каждой репетиции проводится дезинфекция. С иногородними будем продолжать пока работать по видеосвязи, но уже не из дома, а из школы. Повторяюсь, это сложно: ведь не у каждого дома есть условия для подобных занятий. У кого-то просторная квартира, в которой можно попрыгать, повращаться, а у кого-то совсем небольшая, размеры которой не позволяют серьезно заниматься. В режиме онлайн мы пока занимаемся три раза в неделю.

— А сколько человек у вас в каждом классе?

Александр. — В обычных условиях по 24-27. Это обусловлено количеством парт в общеобразовательных классах. Мы ведем учет уроков и посещений, три раза проходят занятия с нами, а три раза они делают уроки по тем записям, что мы им даем. Это очень важно, промогает детям лучше разобраться в предмете. Если все пойдет нормально мы в сентябре две недели отдыхаем, а с 14 сентября будем пробовать «выводить» учащихся из США. И не только.

— Словом у вас все, как и у нас. В марте в Новосибирске тоже всем предложили покинуть хореографическое училище, забрать свои вещи и ждать дальнейших указаний. Но давайте вернемся к школе. Как она возникла? Какие у нее традиции, особенности? Ведь, как я понимаю, процесс вашей адаптации давно в прошлом, и вы сегодня полноправные члены коллектива.

Вера. — Это ведущая школа Канады. Устроена она по принципу лучших школ Москвы и Петербурга: это сочетание специальных дисциплин и общеобразовательных. Школа называется «Канадская Национальная школа балета», в этом году ей исполнилось 60 лет. Мы планировали отметить юбилей широко — с массой мероприятий: должны были приехать из Парижской оперы, из королевского балета, из Германии и Кубы. Интернациональная ассамблея балета проводится каждые четыре года, в этом году должна была пройти третья. Все построено на энтузиазме нашего директора.

В этом году ассамблея посвящалась нашему юбилею — двадцать шесть школ должны были прислать свои делегации: обычно приезжают директора, ведущие педагоги, ученики, формируются смешанные группы учащихся для участия в классических программах. Каждый день занятия проводят разные педагоги: например уроки давала Элизабель Платель, Патрик Арман из Сан Франциско и другие, и так целую неделю. Наиболее талантливые дети ставят современные номера, эти материалы заранее рассылается по другим школам, выучиваются и при встерче исполняют совсместно.

— К сожалению, во в этом году ничего не получилось.

Вера. — Когда все возобновится, мы не знаем. Канадцы очень осторожные люди, они страхуются и перестраховываются. Наш директор, например, сказала, что в этом году учащиеся не будут заняты в новогодних спектаклях «Щелкунчик», как это обычно бывает. Потому что театр откроется в лучшем случае в январе следующего года.

Очередь на запись в балетную школу
Очередь на запись в балетную школу

— Ребята, расскажите подробнее о школе.

Вера. — Школу основала Бетти Олифант, которая родилась в Лондоне, одним из ее педагогов была Тамара Карсавина. С 1959 года она стала директором национальной школы балета Канады. Среди ее учеников Керэн Кейн, Эвелин Харт, Ванесса Харвуд, Франк Огастин. Для формирования преподавателей Бетти приглашала Галину Уланову, Михаила Лавровского, Евгения Валукина, Ольгу Балтачееву.

У нее была мечта создать школу классического балета, которой в Канаде не было, и она начала обучение по системе Чикетти. В это время в Москве готовился первый балетный конкурс, и вот Бетти Олифант вместе с Керэн Кейн поехали в Москву, где ей все очень понравилось, она познакомилась с Валукиным и Балтачеевой и пригласила их в Канаду. А также привлекла Клода Биси, бывшего директора Парижской оперы. Вот так все началось... Сегодня школой руководит Мэвис Стейнс.

— А в качестве каких педагогов вас пригласили?

Александр. — Нас пригласили вести классический и дуэтный танец. Па-де-де, и тому подобное.

Мы с учениками съездили в Японию по приглашению Тацуи Куросавы и Асами Макки. Затем посетили Копенгаген и Гамбург.

— Много есть ребят, которые закончили школу и приступили к работе?

Вера. — Очень много. Наши выпускники работаю повсюду. В Новой Зеландии,  Германии, Австрии, Дании, Норвегии, Голландии, Франции, Англии, даже в Краснодаре у Эльдара Алиева... У нас хорошие ученики, мы ими гордимся.

— Мы свой первый разговор с вами закончили на том, что вы, завершив карьеру, поехали в Канаду, где вас никто не ждал. И вам пришлось учить язык, подтверждать свой статус. Как я понимаю, сейчас это все в прошлом: теперь вы в системе, и часть системы.

Вера. — Да, нас ценят и уважают. Саша очень уважаемый педагог. Он аудишн тур мененджер, глава отборочных туров.

— А как проходит отбор в вашу школу?

Александр. — Сначала мы ездим по двадцати городам отбираем примерно тысячу детей. Далее мы 150 человек приглашаем в летнюю школу на месяц, мы смотрим их в классах, и уже из них отбираем 50-70 детей для следующего учебного года. Как я уже говорил, в классах 25-27 человек — в общей сложности около 150 детей учится в школе. Школа имеет совершенно незначительную финансовую помощь от государства, в основном приходится искать спонсоров. Нашему директору удалось наладить дружеские и деловые отношения со многими учреждениями по всему миру, поэтому нам несложно устроить детей в летние школы в других городах, там они имеют возможность посмотреть, как работают другие компании. После нескольких таких поездок ученики выбирают для себя наиболее интересную работу и приходят уже туда, где их знают, — таких ребят, как правило, с удовольствием берут в труппу. А если не получается устроиться по балетной специальности, то у нас очень сильная общеобразовательная школа, и дети хорошо подготовлены для работы не только в балетной сфере, они получают тот же самый диплом, что и в обычной школе, после чего легко поступают в университеты.

— Ну а как вы устраивали свой быт, свою жизнь?

Вера. — Да отлично. У нас свой домик с прекрасным видом на парк, под окном — садик с небольшим прудом, за ним лесок. Единственная сложность в том, что мы тратим полтора часа на дорогу в школу, там целый день работаем и после шести вечера возвращаемся обратно. Отдыхаем мы и наслаждаемся отдыхом два дня в неделю. А вопрос гражданства мы, все-таки, решили: три года жили по приглашению президента, а потом сдали экзамен по языку и истории Канады. Спели гимн. Теперь мы граждане этой страны.

Во время поездки в Японию по приглашению известных деятелей обучения танцу Тацуи Куросава и Асами Макки, проводящих большие гала-концерты учащихся школ балета со всего мира
Во время поездки в Японию по приглашению известных деятелей обучения танцу Тацуи Куросава и Асами Макки, проводящих большие гала-концерты учащихся школ балета со всего мира

— Вот смотрите: Алиса Васильевна очень хорошо готовила своих учениц, Сергей Иванов, Александр Хмелев своих студентов приготовил прекрасно, и вообще все, кто с головой и не ленится, все устроены. Вы ведущие педагоги в лучшей Канадской школе, Ольга Бадер во Франкфурте в консерватории заведует хореографическим отделением. То есть, у нас прекрасно готовят профессионалов, как вы считаете?

Вера. — Чистая правда. Знаете, здесь у нас есть выражение «оупен майнд», которое означает, что нужно постоянно учиться, совершенствоваться. Если танцуешь, постоянно учись танцевать, если преподаешь — постоянно должен искать что-то новое. Но нас к этому еще Алиса Васильевна когда-то приучила. Она, например, и сама-то, случалось, у китайцев  что-то присмотрит, а потом нам это покажет… Понимаете, если что-то сделано грамотно и профессионально — это всегда красиво.

— Встречаетесь со своими коллегами из России?

Александр. — С друзьями, конечно. Мы ездим к ним в гости, а они к нам. В Москве бываем, с друзьями детства встречаемся в Питере. Директора школы и театра между собой договорились, поэтому мы два раза в год ходим в театры бесплатно. Всегда вспоминаем, сколько мы всего посмотрели в Новосибирске.

— Ну, сейчас в Новосибирске все далеко не так как было прежде. Ни детей, ни актеров в зал на спектакли не пускают.

Вера. — Да вы что?! А мы тут всем Новосибирск в пример ставим.

Александр. — Мы в основном наших соотечественников видим на концертах в филармонии.

— Если честно, вам действительно нравится в Канаде?

Александр. — Нам нравится там, где мы работаем, где мы востребованы, мы привыкли на чемоданах жить. И вообще мы очень любим путешествовать, столько объехали стран... И на этот год много чего запланировали, но теперь, конечно, вряд ли что получится.

— Вера, Саша, это дело прошлое, даже давнее, но я хотел спросить. Ходили разговоры, что поехать из Новосибирского театра в Москву к Касаткиной и Василеву вас сподвигли Бердышев и Гершунова, близко знавшие руководителей театра классического балета. Это так?

Александр. — Да это так. Нас рекомендовали совсем молодых. Но тут есть одна маленькая деталь. Они настраивали нас на то, что мы покажемся в Москве — и это будет прямой путь в Большой театр, ну или в театр Станиславского. Но мы приехали к Касаткиной и застряли там на несколько десятилетий.

— Неужели вас не приглашали в Большой? Не поверю.

Вера. — Звали и в Большой, и уже тем более в Станиславского.  Их главный балетмейстер Дмитрий Брянцев постоянно говорил: «Ну, когда же Горбацевич с Тимашовой придут уже?!» Но понимаете… Мы несмотря на мало оседлую жизнь тяжело меняем коллективы. Ну и потом посмотрите, кто с нами работал: Владимир Малахов, Станислав Исаев, Галина Степаненко, Ирек Мухамедов.

Благодаря Азарию Михайловичу Плисецкому, у нас был репертуар французских хореографов Ролана Пети и Мориса Бежара, с нами работал Пьер Лакот. Наталья Касаткина и Владимир Василев к нам очень хорошо относились, они нас любили. Но мы по характеру любим покой, мы сибирские валенки…

Александр. — Нам, наверное, не хватило решительности. А потом мы не ищем каких-то уж очень хороших условий, как некоторые. Мы вместе танцевали, сейчас вместе преподаем. Нас это вполне устраивает.

Вера. — Мы действительно очень нерешительные. Я, честно говоря, и из Новосибирска-то уезжать не хотела. И если бы не Люба с Толей, которые были очень дружны с Касаткиными, мы бы, наверное, так в этом городе и остались. А если бы не наши друзья, уехавшие в Канаду, мы бы, наверное, и из России никуда не уехали. Несмотря на то, что в то время в стране было очень неспокойно…

Александр САВИН, специально для «Новой Сибири»

Фото из личного архива Веры Тимашевой и Александра Горбацевича

Please follow and like us:

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.